• Брухт ДальнобойСервис
Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог efim » Вселенское уравнение. Часть 2


реклама

Вселенское уравнение. Часть 2

7 Февраля 2021 09:54   Просмотров: 269
Метки:
Нравится Рейтинг поста: + 3

 

 

Часть 2. Эльен. Провал.

 

Дворец для делегатов объяла непроглядная тьма. Ночь. После дня, проведенного в шуме зала заседаний, оглушающая тишина давила на мозг. Сияние бесшумно проплыло по комнате по направлению к открытому окну.

Представители каждой расы, присутствующей на Совете Великих, проживали в трехместных номерах. Так гласили правила. Кто их составил и сколько им лет, не помнили даже представители самых древних цивилизаций. Они просто были и все – как факт, как данность.

 Дворец съездов был огромен даже по масштабам этой величественной планеты. Дипломаты, впервые прилетевшие на диспут, все как один, стояли перед красной лестницей, не решаясь войти. Творение рук древних мастеров вызывало трепет и восхищение.  Замок поражал своей грандиозностью и изысканностью форм и холодный разум Эльена. Он был в трехместном номере один – это позволялось только сияниям. По какой причине? На этот вопрос определенного ответа не было. Его просто никто не смел поднять.

Почему? Потому что Боги не должны отчитываться перед этими низкими смертными. Никогда! Эльена так учили с детства. «Эта вселенная принадлежит расе Светлых. Запомните это! Вы – абсолютные хозяева, в какую бы часть мироздания и не занесли вас обстоятельства. Смертные, в независимости от занимаемого ими поста - ваши рабы. Вы их господа. А если примитивы этого не понимают, значит еще и покорные рабы», - вспомнило сияние наставления Светлейшего наставника.

Прав был Светлейший? Конечно! По-другому и быть не могло. Сияния беспрекословно подчинялись старшим по рангу. Их приказы и наставления не подлежали обсуждению. Светлые не знали сомнений. Научный анализ – да. Вычисление степени целесообразности - естественно. А вот черта, присущая всем плотным созданиям, была для них чужда. Это чувство вытравливалось из сознания светлых с самого юного возраста.

Им прививали не только поведение, присущее статусу Бога, но и ремесло, достойное высших. Светлые наставники обучали юных сияний управлению вселенной. Для того, чтобы овладеть этим искусством в совершенстве, необходимо было избавиться от любых сомнений. Вселенская матрица была настроена таким образом, что реагировала только на приказы, посланные в виде ровных и четких волн. А сомнения вызывали дрожание и неоднородность отправленного указания. И этот необъятный блок управления мирами такие посылы просто отметал, воспринимая их как галактический шум.

Эти прописные истины знало любое сияние до того, как получало свой первый венец.

Мир расы сияний был устроен строго иерархически. Они рождались, но не умирали. Когда светлый получал достаточный багаж знаний и умений, его вызывали на совет светлейших, и если испытуемый показывал достаточный уровень, ему вручался первый венец. Таков был порядок.

Правда были и исключения: если сияние демонстрировало выдающиеся результаты, соискателя могли принять в знатный род. И тогда счастливчик получал второй венец автоматически, как говорится.  И даже имел право в свое время претендовать на шестой, тогда как обычный представитель этого народа мог дослужиться максимум до пятого. Седьмой был только один – столь изумительный венец украшал холодную голову Светлейшего Владыки, и этот венец был мечтой каждого знатного потомка.

Но мечты о седьмом венце похоже придется отложить. Надолго. И о шестом тоже.

Это был провал. Катастрофический. Позорный. Как они могли так проколоться?

Эльен стоял около окна и смотрел на огромный спутник Ангиры, этой великолепной планеты, на которой проходил Совет Великих. Зрелище прекрасное и одновременно зловещее: спутник так не пропорционально велик, что кажется, будто это другое небесное тело, стремительно несущееся навстречу своей погибели, и скоро два гиганта сольются в своем последнем смертельном танце.

Провал. По-другому не скажешь. Он вспоминал, как перед самым отлетом их вызвали в покои Владыки. Делегаты получили четкое задание - любыми способами добиться резолюции Совета Великих на зачистку гуманоидов планеты Земля. Так называл ее этот низкий зеленый червь.

О, эта мерзкая планета! Эльен ненавидел ее настолько, насколько позволяло его холодное рациональное естество.

Эта проклятая планета! Эти ничтожные облысевшие приматы! Как же они были противны светлому кавалеру!!! Он готов был отправиться туда один и без санкции совета уничтожать этих червей одного за другим. Сотни, тысячи, миллионы – всех .

Сияние отлично помнило слова Владыки. Если удастся склонить Совет к вынесению резолюции на зачистку, Светлейший вручит ему пятый венец. А получить венец лично из рук Владыки – это честь, которой не удостаивалось ни одно сияние на протяжении вот уже двух миллионов лет. Это должен был быть триумф, их род стал бы не просто приближенным к вершине власти, они бы стали самой властью.

А тут такой провал!!!

Это все Лёэн, это он виноват – сияние опять начало плавать по комнате. Почему председателем делегации назначили Лёэна, а не его? Кто он такой? Из какого презренного рода? Почему мне не дали слово?

 Вопросы, вопросы. Кто-то постарался. Из приближенных Владыки – Эльен это знал точно.

Сияния были телепатами, но не могли читать мысли друг друга, поэтому недруга придется вычислять при помощи ума и логики. С этим у кавалера Четырех Венцов было все в полном порядке. Он найдет врага. И уничтожит. Низшая каста станет его пристанищем в вечности.

Но это потом, сейчас нужно было хорошо все обдумать. Завтра утром вылет, через три промежутка времени они будут дома, и тогда придется держать ответ перед Светлейшим Владыкой.

Эльен не боялся. Страх, так же, как и сомнения, выжигались из сознания сияний с раннего детства. Мучило его совсем другое. Бессмертные по-настоящему «боялись» только одной беды – потери положения в иерархической лестнице Богов. Это автоматически влекло за собой утрату статуса и переход на более низкую ступень, а возможно, и не на одну. Если же кто-то проваливался в низшую касту, то возвратиться было практически невозможно. Сияние прекрасно это осознавало.

Как отреагирует Владыка, когда ему сообщат, что миссия провалена? Кто знает. У кавалера Семи Венцов была не ограниченная ничем власть. Он мог по своему усмотрению лишить сияние и даже весь род их положения и всех регалий. Воля Богоподобного не обсуждалась.

Эльен вновь остановился у окна. Последняя ночь на этой планете и, возможно, последняя в звании кавалера Четырех Венцов. Что будет завтра?

Сияние шаг за шагом восстанавливало в памяти заседание Совета.

Перед началом выступления светлые делегаты совещались. Был ясный и рациональный договор – когда Лёэн почувствует, что не может убедить участников совета, он передаст слово Эльену. Сияние вспоминало, как от собравшихся шел явно не одобрительный мысленный фон. Чувствовал это Лёэн или был так увлечен своей речью, что не обратил внимания? Что это? Яростное желание выполнить волю Владыки или откровенный саботаж?

Эльен этого не знал. Мысли председателя были для него закрыты, как и мысли других представителей его народа.

Сияние восстанавливало перед внутренним взором свои ощущения во время доклада Лёэна. Сначала чувствовалась равнодушие, потом скука. Только этот зеленый червь невыносимо фонил враждебностью. Ох, как же ящер их ненавидел! Всей душей, всем своим мерзким естеством.

«Странный он какой то, – подумал светлый, – Так привязаться к расе примитивных гуманоидов было в высшей степени не рационально!» Сияние не могло это понять. С точки зрения логики это был абсолютный абсурд.

Ближе к концу выступления, когда разговор зашел о зачистке, Совет Великих начал порождать отрицательные волны. Эльен ясно это ощущал. Негативные мыслеформы шли  четким потоком. Почему же ему не передали слово? Он бы смог убедить совет в целесообразности проведения немедленной зачистки, точно смог бы, но выступление не состоялось.

Его холодный и совершенный разум терзала даже не эта проблема. Ну, не дали слова – и не дали. Может Лёэн решил, что сможет и сам переубедить делегатов. Но почему он предложил предпринять чипизацию приматов? Имел место четкий и логичный договор: если совет будет настроен отрицательно, сияния попросят о перерыве. А он внезапно взял и предложил провести чипизацию, без обсуждения. После вынесения официального предложения перед советом отступать было нельзя.

Почему Лёэн так поступил? Как объяснит свой поступок Владыке? Эльен терялся в догадках.

Черные глаза сияния вглядывались в звездное небо. Где-то там, очень далеко, находился мир, который он ненавидел настолько, насколько позволяла его бесчувственная натура. Эти мерзкие обезьяны преспокойно существовали и даже не догадывались, что сегодня благополучно решилась их судьба и рухнула карьера кавалера Четырех Венцов Эльена... Светлейший не простит ему этот провал.

Чипизация дикарей вовсе не решала проблему, а только серьезно усугубляла ее. Для того, чтобы получить резолюцию Совета Великих на зачистку, требовались серьезные основания, очень серьезные. Эти мягкотелые черви были ничуть не лучше своих подзащитных.

«Совет Великих!»  – мысленно усмехнулся Эльен.

Во вселенной есть только одна раса великих – это, без сомнения, сияния, во главе с Богоподобным Владыкой, а эти низменные твари ещё смеют навязывать свою волю Светлым. Глупые дикари! И защищают себе подобных. 

Резолюция о зачистке выносилась советом только в том случае, если гуманоиды демонстрировали полную неспособность к развитию и дальнейшему переходу в расу высоких, тогда проводилась стерилизация планеты и заселялась новая жизнь.

Эльен сам много сделал для того, чтобы раса говорящих приматов никогда не поднялась по вселенской восходящей. Никогда. Зеленый червь не один раз поднимал на совете вопрос о лишении сияний права голоса. Он даже требовал исключить светлых из Совета Великих. Но, к счастью, доказать, что сияния ведут свою деятельность на земле, не смог. У него были только гипотезы, которые никого ни в чем не убеждали. Так что дело Эльена продвигалось, но не так быстро, как бы ему того хотелось. Он был председателем рабочей группы на Земле и справлялся со своими обязанностями великолепно.

В столь юном возрасте стать кавалером Четырех Венцов было фактически невозможно, но он смог. Это благодаря его стараниям и прозорливому руководству делегация сияний на каждом съезде демонстрировала дремучую дикость местного населения. Это его заслуга, что более могущественные обезьяны продолжали совершать вместе со своим примитивным народом мерзкие первобытные ритуалы, жестокие убийства, всевозможные извращения и другие составляющие бытия верных кандидатов на зачистку.

Он провел колоссальную по своему объему, рациональности и логичности работу. Раса говорящих приматов была обречена. А тут такой промах! Чипы только усложнят задачу, сильно усложнят. Вживление чипов приведет к несомненному усилению контроля за обезьянами, а значит и к более строгому порядку. Гуманоиды фактически перестанут нести угрозу для существования планеты, и Совет ни за что не выдаст ордера на стерилизацию.

Это был крах. Столько проделанной работы пропало!

Зачем Лёэн это предложил? Конечно, формально можно было отчитаться перед Владыкой. Он заявит, что ясно видел мыслеобразы делегатов, мол, большинство было настроено отрицательно, и чтобы не терять лицо окончательно, он решил внести промежуточный вариант – ни смерти, ни полноценной жизни для обезьян. А что ему? Он к этой планете отношения не имеет, это детище Эльена. Владыка поручил кавалеру Четырех Венцов разобраться с червями, не Лёэну. Земля должна была стать пропуском к пятому венцу и еще одной ступенькой к абсолютной власти, а, похоже, стала крахом карьеры молодого дипломата.

Что же теперь делать? Что ответить Светлейшему на его рациональный вопрос?

Как же он ненавидел этих поганых тварей! Больше Эльена их ненавидел наверно только кавалер Семи Венцов. При упоминании о приматах Богоподобное лицо Светлейшего даже немного теряло свою невозмутимость, и тогда сияние Владыки становилось невыносимым даже для представителей его расы.

Светлейший хотел их уничтожения. Полного. Безоговорочного. Уничтожения их как вида без права на повторное восстановление.

Приближенные советники, как и весь двор, недоумевали по повод столь вопиюще негативного отношения Владыки именно к этой расе. Причину знал только Элье, он слишком долго проработал на Земле. Говорящие приматы, по сути, ничем не отличались от миллиардов видов других рабов, такие же генномодифицированные особи. Но это только на первый взгляд. В этих смертных червях была заложена колоссальная мощь, о которой смертные даже не подозревали.

Эльен конфиденциально докладывал об этом факте Владыке.

Он хорошо помнил, как первый раз почувствовал на себе сокрушительный удар самки примата.

Это было давно.

Сияние трудилось на Земле только первое тысячелетие. Однажды светлый проплывал мимо деревянной хижины приматов. Из-за стен убогого строения шли сильные негативные энергетические всплески.  Конечно, служебная инструкция позволяла в таких случаях не предпринимать активных действий, но руководствуясь скорее не целесообразностью, а чувством долга, Эльен решил вмешаться и усугубить негатив. Все, что было плохо для говорящих обезьян, было прекрасным для его расы и для задания, которое ему поручил Светлейший.

Поднявшись на третий этаж примитивного жилища, сияние увидело, как самка и самец находятся в состоянии крайнего возбуждения. Они издавали громкие вопли, подкрепляемые совершенно не рациональными движениями верхних конечностей.

Эльен уже было приготовился к мысленной атаке на самца, как в помещение вбежал их маленький детеныш. Сияние было предельно сосредоточенно, и от неожиданности его защитная структура задрожала. Светлый стал на мгновение слегка видимым человеческому глазу.

Все трое гуманоидов одномоментно повернулись в его сторону. У взрослого примата было крайне удивленное лицо. Детеныш замер на месте. А вот самка молниеносно кинулась к неполовозрелой особи и ….. Эльен смог привести мысли в порядок только за многие расстояния от их хижины.

В начале он почувствовал панический испуг самки за своего выродка. Мысленная энергия мгновенно начала менять свою структуру и пошла волна, невыносимо мощная, сокрушающая. Сияние никогда раньше не ощущало на себе действие столь могучей и разрушительной силы. Эльен прекрасно помнил, как его отбросило далеко от первобытного строения. Удар такой мощи теоретически не могло создать ни одно живое существо в изученной вселенной, даже половиной такой сокрушительной силы не обладал ни один Богоподобный. А эти твари обладали. Как такое могло получиться – никто не знал.

В юности он слышал древнюю, как сама вселенная, историю, о том, что низшие смертные создадут расу рабов, которой суждено стать расой Великих и покорить все известные миры, но светоносные твердо знали, что это миф, такого не могло произойти априори. Но после этого случая уверенность Эльена поколебалась. Конечно, он сразу же доложил Владыке.

Сияние хорошо помнило эту аудиенцию.

Светлейший выслушал, как и подобает властелину – без малейших эмоций. А после отдал приказ сделать все возможное для уничтожения гуманоидной расы. Цена вопроса – пятый венец и место третьего советника у трона Владыки.

После этих слов Эльен чуть не потерял свою ледяную невозмутимость. Это были не амбиции и даже не грезы – это была недостижимая мечта, на его глазах ставшая реальностью. О таком головокружительном карьерном росте Эльен не мог и подумать, по меньшей мере, в ближайшие три миллиарда лет. Такой уникальный шанс выпадает один раз на цикл вселенной, и он не упустит его, ни за что!

Сияние помнило, как провожать его в дорогу собрался весь многочисленный клан. Эльен возрождал в сознании их родные лиц, они были полны вселенской гордости за своего героя.

Он прекрасно осознавал, что не оправдать высокого доверия Владыки, у светлого нет ни малейшего права. Не то что хочет или не хочет, а просто не имеет права. Светлейший, род, сослуживцы… Все ждали его с победой. А тут такой провал…

Эльен еще раз посмотрел на небо, усыпанное миллиардами звезд. Где-то там, далеко находился мир, который он ненавидел всем своим естеством.

Но нужно было отдыхать, предстоял очень трудный день. Чем закончится аудиенция у Владыки, не мог предположить никто.

Сияние проплыло в угол комнаты и зависло в нескольких сантиметрах от пола. Он стал невидимым. Отдых.

 

Добавить в: