• Брухт ДальнобойСервис
Мобильная версия сайта Главная страница » Блоги » Блог efim » Вселенское уравнение. Часть 1


Вселенское уравнение. Часть 1

23 Января 2021 12:12   Просмотров: 324
Метки:
Нравится Рейтинг поста: + 4

 

 Часть 1. Астар. Собрание.

Атмосфера в зале, где проходил Совет Великих была накалена до предела. Это неуловимое глазу напряжение заполняло собой все пространство роскошно украшенного помещения. Сегодня решалась дальнейшая судьба гуманоидных рабочих с планеты № FFG 253658472 – таково ее наименование по унифицированной межгалактической опознавательной классификации. За огромным круглым столом восседали представители всех звездных систем, входящих в Совет Великих.

Это было третье заседание, созванное по настоятельному требованию сияний, - внеочередное. Третье и, скорее всего, – последнее по этому вопросу. Инициаторы   были настроены очень решительно, но понять это по их каменным лицам, не знающим, что такое проявлять эмоции, несведущим зрителям было практически невозможно. Сама сущность этих прекрасных существ кричала об этом громче любой мимики.

Ящер Астар сидел за столом и напряженно вслушивался в каждое слово, произнесенное монотонным голосом верховного представителя делегации сияний. Докладчик казался весьма убедительным.  Было очевидно, что проблема колонии решится сегодня и окончательно. На душе у Астара было паскудно как никогда, потому что он точно знал: чудо вряд ли случится.

Сияние бесшумно перемещалось по залу, делая доклад. Можно было подумать, что это существо парит над землей. Никому из Совета Великих не было разрешено вставать с места во время совещания, это позволяли себе только сияния. Манера их поведения откровенно раздражала ящера и других присутствующих делегатов, но сделать замечание никто не решался.

Старейшина-председатель с невозмутимым видом слушал выступление зачинщиков съезда. Он тоже не осуждал их. Почему? Кто знает. Может потому, что не считает их манеру вести дискуссии, ущемляющей права других. А может, потому что влияние расы сияний на межгалактической арене в последнее время чрезвычайно возросло. Но это были все догадки и чуть-чуть сплетни. Так или иначе, старейшина речи не прерывал, и все присутствующие так же внимательно слушали выступающего.

– Мы не один раз уведомляли Высокий Совет об угрозе, которую несут рабочие с этой планеты.

Сияния были единственной расой, представленной в Совете Великих, которые всегда говорили о себе «мы». Иногда было не понятно: идет речь о группе или об одной особи. «Мы предупреждали уважаемого Старейшину о недопустимости дальнейшего интеллектуального развития данного вида гуманоидов», – монотонно промолвило сияние.

Ящер слушал очень внимательно – в данный момент решалась судьба его детища. На протяжении своего жизненного пути и службы в подразделении он, занимающийся заселением вновь открытых планет, повидал немало и сделал достаточно. В совете он пользовался авторитетом, к его мнению прислушивался уважаемый Старейшина и другие высокопоставленные чиновники. Ящера ценили как практика, а не голого теоретика, генный инженер он был, как говорится, от Бога.

В этот момент вершилась судьба самого лучшего творения, которое смог создать генетик. Наблюдая за плаваньем сияния по залу совещаний, ящер вспомнил, как впервые его пригласили на эту планету. Во вселенной бесчисленное количество обитаемых миров, заселенных всевозможными формами жизни. Но такой, как эта, звездный путешественник не видел ни разу. Создатель на славу потрудился над ней.

Внезапно в памяти всплыло, как ему было по-студенчески неловко приступать к своей работе, вмешиваться материальной рукой науки в творение невидимой руки гения. Помимо ландшафтов неописуемой красоты, планета оказалась богатой колоссальным количеством полезных ископаемых. Это был настоящий клондайк. Теперь в его обязанности входило найти подходящего для генной модификации представителя местной фауны. Предстояло создать колонию разумных рабочих для труда на шахтах.

– Поэтому мы решили в третий раз созвать высочайший совет для решения этого важнейшего вопроса. Откладывать данную проблему больше не допустимо, – сияние говорило ровно и монотонно. Ни один мускул не двигался на его лице.

Астар слушал, попутно разглядывая сияние. Какое все-таки великолепно красивое существо! Глядя на докладчика, ящер вспоминал своих питомцев. Люди были поразительно похожи на сияния. А этот, вроде бы такой же человек, только состоящий из абсолютно белого света. Ослепительно яркая субстанция, им даже предписано во время заседаний приглушать свой белоснежный блеск. Похожи и черты лица. Только у людей они обычные, а сияния все как одно восхитительно красивы – по человеческим меркам. И совершенно лишены каких-либо эмоций: по представителям этой расы невозможно понять, гневаются они или, наоборот, в хорошем настроении, ни один мускул на их божественных лицах не выдавал их истинных чувств. Только когда сияния приходили в состояние крайнего неистовства, то их свет становился невыносимо ярким. Вот и все. И глаза. Черные, как смоль! У всех, без исключения. Зрелище довольно зловещее, - рассуждал про себя змей. Как несправедливо, с точки зрения выдающегося ученого, привыкшего создавать жизнь в разных уголках вселенной, распорядилась природа: щедро одарила такой внешней красотой столь бессердечных и жестоких существ. Лишь глаза, как две смоляные капли, отражали суть их мрачных душ. Словно сам Создатель предупредил всех живых существ, по воле случая пересекшихся с ними, - берегитесь, пощады не будет.

– На втором заседании, – сияние сделало паузу. Они всегда так делали, когда хотели привлечь максимальное внимание к себе, - Высокий Совет и уважаемый Старейшина приняли сторону делегации ящеров. Мы всеми возможными для нас способами пытались удержать уважаемых братьев от принятия ошибочного решения, – сияние проплыло к месту, где сидели представители расы змеев, и уставилось на ящера иссиня-черными глазами. Астар почувствовал, что его будто затягивает в эти черные дыры.

– Но к нам не прислушались, к сожалению. Теперь мы вынуждены снова взывать к рациональности и ответственности высоких представителей, – продолжал докладчик.

«Вот это он правильно сказал, - подумал Астар, - все у этих фонарей только логично, рационально, и они все время призывают к ответственности. Что они чувствуют? Ну не может же быть, чтобы вообще ничего? Пусть такие чувства, как любовь, сострадание, жалость им не известны. Но хоть что-то же должно быть?»

– Два заседания к ряду наш уважаемый инженер вводил высокий совет и уважаемого Старейшину в заблуждение своими беспочвенными фантазиями и, безусловно, вредоносными иллюзиями. Совет Великих не прислушался к рациональным доводам нашей делегации, – продолжил докладчик, непрерывно расхаживая по залу и вглядываясь в лица присутствующих немигающим взглядом.

«Как у них все просто – не прислушались к рациональным доводам! Они рассуждают о судьбе целой расы как о судьбе спиленного леса. Рационально или не рационально. И все. Что тут скажешь? Такими они были. Всегда».

– Даже после проведенного по нашему требованию эксперимента, который безусловно доказал жестокость, примитивность и полную несостоятельность этого вида, высокий совет все равно пошел на поводу у делегации ящеров.

«Ого! - подумал Астар, - «пошел на поводу». Интересно, интересно. Еще какие-то десять тысяч лет назад никто и представить себе не мог, чтобы представитель любой расы посмел в таком тоне разговаривать с уважаемым Старейшиной. Эти лампочки стремительно набирают влияние во вселенной. Что будет дальше? Подойдет и вышвырнет высокого председателя из его кресла? Это не за горами, точно».

– Даже после эксперимента, проведенного по санкции высокого совета...

Ящер очень хорошо помнил их «рациональный» эксперимент. Это было на первом, созванном сияниями, съезде. Они тогда никак не могли убедить делегатов в необходимости очередной зачистки рабочих с планеты, и когда большинство проголосовало против, эти ночные феи предложили коварных план, в своем стиле, - провести эксперимент: дескать, дайте нам разрешение, и мы возьмем самую порядочную и благовоспитанную нацию среди гуманоидов и слегка подтолкнем их к конфликту. Пусть покажут, насколько они отошли от своей звериной натуры. Старейшина согласился, и совет выдал ордер на проведение эксперимента.

– Эти говорящие животные показали свою истинную натуру. Мы представили высокому собранию подробный отчет. Все хорошо помнят эти дикие выходки…

«Ага! Они хорошо помнят! А я не помню?», - подумал Астар.

Он навсегда запомнил, как именно эти мерзкие воздухоплавающие воспользовались санкцией совета. Сияния были очень мощными телепатами, самыми сильными в изученной вселенной, и никто не мог устоять перед их напором. Эти твари отправили группу на планету и на протяжении нескольких земных лет проводили свои губительные внушения. В результате нация, которая была светочем порядка и строгих правил, полностью сошла с ума. Память ящера снова и снова рисовала в сознании красочные иллюстрации той страшной войны: убийства совершались самыми извращенными способами, от травли ядовитыми газами до сжигания себе подобных в печах.

Разработав чудовищную и безусловно мерзкую доктрину превосходства одних гуманоидов над другими, сияния потрудились на славу, еще раз доказав содружеству галактик свою жизнененависническую натуру.

Сколько рабочих тогда погибло? Десятки миллионов, сотни?

 В галактическом масштабе это песчинка. А в судьбе одной малонаселенной планеты? 

Живопись памяти шла дальше: второе заседание Высокого Совета. Были показаны голограммы из резерваций, созданных его творениями, пытки, убийства, кошмарные эксперименты над особями, не достигшими половой зрелости - сияния произвели настоящий фурор. Титаническими усилиями делегации ящеров удалось убедить Высокий Совет отложить зачистку. Теперь же вопрос зачистки можно считать фактически решенным.

– Может быть, наш высокомудрый брат, наш уважаемый ученый, сможет что-то возразить на предоставленные рациональные аргументы?  – ящера из тяжких раздумий выдернуло обращение сияния.

– Какие же доводы на этот раз приведет Совету Великих преданный защитник говорящих приматов? – докладчик уставился на змея пустыми глазами.

А какие тут приведешь аргументы? На всех колонизированных планетах особи развивались примерно по одному и тому же сценарию. Сначала – полная дикость, потом - проблески сознания. Дальше – больше. И в конце тестируемая раса или переходила в разряд высокоразвитых, или зачищалась.

Но этот вид гуманоидов оказался особенным. Они сразу начали развиваться не так, как все. Не линейно, а какими- то странными скачками, демонстрируя прекрасные показатели роста. Будущие землекопы очень быстро превращались в действительно разумных существ. Это было лучшим творением генного инженера. Он считал, что эта раса войдет не только в состав высоких или высших, но, вероятно, даже великих.

Но были и проблемы.

Их слабым местом была излишняя эмоциональность. Другие виды являлись более флегматичными, потому – менее чувствительными к губительному влиянию сияний.  Да другие виды были им и не интересны – фонари прекрасно понимали, что скупо эмоциональным существам никогда не вырваться за пределы своих низменных желаний и чувств.

А эти были особенными. По воле Всевышнего им суждено было стать расой великих. Ящер нисколько в этом не сомневался.

Поэтому сияния всячески препятствовали росту людей. Под надуманными предлогами требовали проводить зачистки, не давая тем самым развиться им как виду. Блестящие подали прошение в совет, чтобы их ДНК было задействовано всего лишь на три процента от максимально возможного. Это был гениальный по коварности план. ««Говорящие приматы», надо же! Сам ты примат, светящийся», - зло подумал ящер.

– Высокий Совет и уважаемый Старейшина должны учесть, что на них лежит полная ответственность за судьбу, мы не побоимся этого слова, величайшей по своей красоте и полезности планеты.

Ну да, конечно, давят на больное место председателя. Он стар и болен. Давно поговаривают, что ему не мешало бы найти замену, и не из числа сущностей, временно находящихся во плоти, а из уже перешедших в высшее духовное состояние. Естественно, из соображений рациональности и заботы о благе вселенной. И кото же это должен, быть интересно? Ну, конечно же, самый «духовный» и рациональный бессмертный светлячок. Ого!!! Эти ребята напредседательствуют.

На чем они акцентируют внимание? На том, что произошла ошибка. Другие гуманоидные расы развивались по оному принципу - от дикости к разуму. Но только не эти. У них почему-то, несмотря на быстрое развитие умственных способностей, никак не хотела отступать первобытная природа. Сияния регулярно демонстрировали совету, как руководители общин гуманоидов, которые имеют доступ к ядерному оружию, время от времени приходят в башнеобразные здания, для совершения первобытных ритуалов.

Он это помнил очень хорошо.

– Может наш высокоинтеллектуальный брат сможет объяснить Высокому Совету, что это делают его любимые создания? – сказало сияние, показывая голограмму, на которой старшие гуманоиды стояли с зажигательными приборами в башнеобразном сооружении.

– Растолкуйте, пожалуйста, уважаемому Председателю, как высокое собрание может позволить говорящим обезьянам, - сияние сделало длинную паузу и посмотрело на ящера, – уже развитым, и мы знаем с чьей помощью, до уровня владения ядерными технологиями, совершенствоваться дальше?

Пусть их оружие донельзя примитивно, но этого вполне достаточно, чтобы уничтожить планету, еще полную полезных ископаемых. Это крайне нерационально», - проговорило металлическим голосом сияние.

– Мы хотим сообщить Совету Великих, что происходит на продемонстрированной вам голограмме, – после этих слов ящер оцепенел и приготовился к худшему, – Это – проведение первобытного ритуала для борьбы… – зал напряженно слушал. «Сейчас скажет!» – подумал Астар, –…для борьбы, – повторило сияние, – со вселенским злом!!!

 Ящер сидел ни жив-ни мертв.

«Теперь точно скажет!»

– Мы считаем, что Высокий Совет и уважаемый Председатель никогда не догадается, кого эти дикари считают вселенским злом.

Астар сидел, втянув голову в плечи. «Ну сколько ты, светлячок будешь смаковать? Говори уже», – подумал генетик.

– А этим самым вселенским злом они считают нашего уважаемого брата!! – и сияние указала в сторону инженера рукой.

Да, он прекрасно помнил это заседание. У Высокого Совета был шок. Представители разных цивилизаций даже начали переговариваться между собой, что случалось очень редко, только в чрезвычайной ситуации. Астар готов был провалиться в выдуманный его созданиями ад. Это был позор.

– Они даже имя ему придумали – Люцифер, что значит «несущий свет». Так и называют его - мудрый змей, несущий свет знания. Самый главный враг рода человеческого.

Ученый сидел молча. Что отвечать?

– Представитель делегации ящеров постоянно требует от высокого совета предоставить возможность говорящим приматам совершенствоваться, дать им больше знаний и даже санкции Уважаемого Старейшины на включение остальных, незадействованных, девяносто семи процентов ДНК. Разве рационально существам, которые сами называют того, кто несет им свет знания, - и сияние вновь указало рукой в сторону ящера, - своим заклятым врагом и даже совершают первобытные ритуалы в надежде с их помощью уничтожить нашего высокоинтеллектуального брата, позволить дальше развиваться? Вы находите рассуждения этих низших разумными?

Астару показалось, что сияние вылило на него весь сарказм, который пару миллионов лет собирала по всей галактике их мерзкая раса.

Что тут скажешь? Что-то пошло не так. Не так как всегда. Ящер провел множество опытов по созданию новых форм жизни, но такого результата не наблюдалось нигде. Несмотря на то, что люди развивались интеллектуально, вместе с этим усиливалось их первобытное начало. Правы эти мерзкие светильники? Правы. Не во всем, конечно, но правы. Как можно дать в руки гуманоидов технологии, по сравнению с которыми ядерная энергия – детские забавы, если они до сих пор совершают примитивные действа, которые должны были прекратить на начальных стадиях развития?

Что за бред укоренился в их, совсем еще не мудрых, головах? Люцифера какого-то придумали сами себе и бодро воюют с ним. Что это вообще за имя? В каких словарях эти умники его откопали?

Такой позор… Да еще на совете. У инженера до сих пор стояло перед глазами изумленное выражение лица уважаемого Старейшины. Генетик представлял эти разговоры в институте: «Ой, а вы не слышали? Нашего руководителя приняли в расу сияний. Он теперь по галактическим просторам свет разносит».

Да, дела….

Как убедить Совет Великих? И нужно ли? Может в этот раз стоит прислушаться к голосу рациональности….

И вот теперь - третье заседание.

Сияния требуют зачистки: нельзя, мол, дать этой расе развиваться дальше, они погубят и себя и планету.

 Астар долго размышлял над тем, в чем он просчитался и как исправить ситуацию.

– Поэтому мы настоятельно требуем от Высокого Совета срочно принять меры. Эти гуманоиды примитивны и, как показал практический опыт, не способны к изменениям.

«Что б ты потух, светильник черноглазый! «Не способны к изменениям». А как они изменятся, если получение санкции на включение незадействованного ДНК постоянно блокируют сияния и их прихлебалы, а развитие по времени обрубают периодическими зачистками? Как?!»

– Но чтобы наш высокоинтеллектуальный брат, наш несущий знания змей, сделавший столько полезного для галактики, не стал снова эмоционально обвинять нас в призывах к уничтожению разумной расы, – сияние снова уставилось на инженера черными, как уголь, глазами, – мы предлагаем рациональный и компромиссный вариант.

После этих слов у Астара все внутри оборвалось. Что еще за компромиссный вариант могут предложить эти хладнокровные каратели? От них добра не жди. Наверно предложит всем ампутировать мозг.

– Мы и наши представители на высоком собрании, посоветовавшись, предлагаем взять их под удовлетворительный контроль, чтобы из соображений гуманности не зачищать, хотя это и было бы самым разумным, – и сияние повернулось к высокому председателю.

«Это что еще за новость? – подумал ящер, – Как это «под удовлетворительный контроль»?»

– Мы предлагаем выдать санкцию на вживление гуманоидам электронных чипов, чтобы можно было хоть как-то их контролировать.

«Вот же твари! - инженер кипел от негодования, – Так и знал – какую-то подлость затеют!».

Ученый шел по коридору Дворца Великих. Оставаться на собрании не имело смысла. Он знал наверняка - совет выдаст резолюцию на вживление чипов. Естественно - из «гуманных и рациональных соображений».  Зачем продолжать это издевательство дальше?

Генный инженер напряженно думал. Почему они такие?

Он знал, что в обход запрета оказывать влияния на гуманоидные расы сияния постоянно этим промышляли. Эти летающие твари ненавидели его создания всей своей темной душой. Хотя какой там душой? Всей своей подлой и циничной натурой.

Они не дикие, не примитивные - они просто дети, которым эти мрази не дают развиться и вырваться из своей колыбели. Пользуясь мощными телепатическими способностями, эти убийцы влияют на умы старейшин гуманоидов. А те, в свою очередь, - на всех остальных.

Как их уберечь от этой проблемы? Есть только один способ - генная мутация. Благодаря своей гиперболизированной чувственности люди могут любить, радоваться, сострадать, плакать, смеяться. Это не присуще остальным расам работников на шахтах. Но именно из-за этого они крайне сильно подвержены внушениям сияний.

Как помочь? Изменить геном? Сделать из них невозмутимых и абсолютно флегматичных работников, как на планете №HDS 2564859? Да эти истуканы фактически вообще не подвержены губительным мысленным атакам сияний. Но хорошо ли это будет для них?

Нет!!! Нет!! И еще раз – нет!!! Категорически!!! Окончательно!!!

Борьба еще не окончена. Санкции Совета Великих на зачистку удалось избежать – это сейчас главное.

Будем бороться, я просто так не сдамся. Как они там меня называют - «враг, несущий свет знаний»? Ну что ж, придётся и дальше «светиться», хоть и в качестве врага.

И генный инженер, выйдя из здания, отправился в институт. Нельзя бросать свои создания, пусть даже и неразумные.

 

Добавить в: