Мать-одиночка растит 11 детей

Всем не угодишь. Не родила до 30-ти — только и слышишь: «Когда уже наконец?» Отважилась на третьего (четвёртого, пятого и т. д.) ребёнка — «Ты что, ненормальная?»

Поэтому Людмила Голубь из Лосевой Слободы Сновского района перестала обращать внимание на то, что говорят. Живёт так, как сама считает нужным.



Мы познакомились почти 4 года назад. Ей тогда было 35. Воспитывала 10 детей: 6 девочек и 4 мальчиков. Одна. Старшей дочери — 14, младшему сыну — год.

Жили на социальные выплаты и с хозяйства. Держала четырёх свиней, птицу. Коровы на то время не было. Одну продала, потому что была уже слишком старая, другую — из-за её буйного нрава: боялась, как бы не поколола детей. Молоко покупала.

На алименты Людмила не подавала, потому что официально никогда замужем не была. Устанавливать отцовство не захотела. Считала: если у мужчины есть совесть, будет помогать добровольно.

Но с совестью у обоих её гражданских мужей, как оказалось, были большие проблемы.

Психологи утверждают, что девушки подсознательно выбирают женихов, похожих на отцов. О родном у Люды остались только детские воспоминания.

Они с матерью расстались, когда девочка пошла в школу. С тех пор он как в воду канул. Единственное, что оставил на память, — фамилию.

Потом мама снова вышла замуж, и они переехали из Лосевой Слободы в Чернигов. Отцом для 8-летней Люды стал отчим — дядя Вася. Хороший, но бесхарактерный.

Вспоминает: главной была его мать. Вечно чем-то недовольная, она неустанно корила сына, что взял жену «с прицепом», а своих детей нет. Потом дяди Васи не стало — его насмерть сбила машина. И свекровь выставила нелюбимую невестку и её детей (у Людмилы есть ещё младший брат) за дверь, так как дом, в котором жили, принадлежал ей.

Пришлось идти на квартиру. Жили бедно. Едва сводили концы с концами. Поэтому после окончания школы Люда даже мечтать не могла о том, чтобы продолжить учёбу. Окончила курсы продавцов — и на работу.

Это было в 1996 году. Зарплаты задерживали. Бывало, перебивались с хлеба на воду. Поэтому перешла из магазина на рынок — там можно было договориться брать продукты в долг.

Потом, рассказывает, начала встречаться с парнем. Он был спокойный и покладистый. Точь-в-точь дядя Вася. Когда стали жить вместе, оказалось, что и мать у него такая же, как у отчима. Постоянно командовала: как одеваться, что готовить. Потом начала поучать и в спальне: «делайте что хотите, но чтобы детей не было». Но они не послушали ее и родили. В течение 5 лет 3 дочерей. Скандалы не утихали. Закончилось тем, что муж остался с мамой, а Людмила с детьми — на улице. В 25 лет. Без денег и крыши над головой.

О том, чтобы «с моста в воду» или сдать детей в приют, даже мысли не допускала. Сказала себе: родила — надо растить. Было очень трудно. Обидно. Но так уж устроен человек: верит, что впереди его ждёт что-то лучшее.

Лучшим ей показался мужчина, которого вскоре встретила. Он тоже был родом из Лосевой Слободы. Жил и работал в Чернигове. Подкупило то, что не дал стрекача, узнав, что у неё трое маленьких детей. Захотелось забыть о пережитом и начать все сначала.

Была уверена, что у нее получится. Но когда родился сын и добавилось хлопот, муж, вместо того чтобы стать «надеждой и опорой», начал выпивать. Дальше — больше. Случалось, по нескольку дней не приходил домой. Если не молчала, становился агрессивным.

Поэтому «то жили, то не жили». Проходило какое-то время после того как разбежались, он каялся. Она прощала. Обещал исправиться — давала шанс.

Знала, что проблемы, из-за которых нет жизни, никуда не исчезли. Муж не изменится. Счастья вместе не будет. И всё равно шла на примирение.

- Из-за безысходности, одиночества? Или совсем не уважали себя?

- Не хочу объяснять - не все поймут, — избегает прямого ответа.

Почему — я поняла потом.

После примирений Людмила беременела. А после очередного расставания решала оставить ребёнка.

Десятого родила в 2013-м. В Лосевой Слободе, куда перед этим (в дом покойного деда) переселилась с детьми из Чернигова.

Когда мы впервые встретились, они с мужем снова «не жили». На сельские сплетни Людмила уже перестала реагировать. Говорила: я ни у кого ничего не прошу. Не пью. Держу хозяйство. Дети — только мои. Они в порядке. А сколько их, никого не касается.

Сейчас тоже «не живут». Детей уже 11. Младшему 5 месяцев. Родился на День независимости. Зовут Матвей-Даниил. Объясняет: эти два имени на семейном совете набрали одинаковое количество голосов. Так и в свидетельстве записано. А называют Матю-шей. Очень любят. Не успел захныкать — рядом толпа нянек.

Андрюшке — 4, Сонечке будет 6. Они дома — с мамой и братиком..

Самая старшая дочь Настя (ей скоро 18) учится в Снов-ском Высшем училище лесного хозяйства. Будет лесником-озеленителем. Запланировала получить высшее образование.

Остальные — школьники. Учиться ездят в Рогозковскую ООШ. 15-летняя Катя — в 10-м классе, 14-летняя Аня — в 9-м, Алёша (ему 11) — в 6-м, Руслана (ей 10) — в 5-м, 9-летняя Юля — в 4-м, 8-летний Сергей и 7-летний Саша — во 2-м.

С учёбой проблем нет. Все — «хорошисты». Старшие смотрят за младшими. Людмила только проверяет по записям в дневниках, все ли задания выполнены. Ещё контролирует время компьютерных игр. Оно одинаковое для всех — 10 минут в день. Альтернатива — игры на свежем воздухе и посильная помощь. С весны — на огороде, который возле дома (земли у них больше 60 соток), сейчас — накормить кур и собак (их 4), наносить дров для печки.

Дрова (как и сено)покупают. За 10 складометров двухметрового кругляка — самое малое полторы тысячи гривен. Ещё 400 за то, что попилят бензопилой. Более тонкие и обрезки с пилорамы пилит сама — циркуляркой.

Сейчас её рабочий день начинается в 6 часов. Летом и того раньше. Всё расписано по минутам. К 8.30 ученики должны быть накормлены, причёсаны, одеты — чтобы не опоздать на школьный автобус. Потом она занимается малышами и хозяйством. Стирает практически каждый день: есть машина — полуавтомат. Две верёвки — на половину двора — постоянно завешаны детской одеждой.

Очень любит свою корову, которую они получили бесплатно в рамках программы передачи нетелей сельским многодетным семьям. У неё двойная кличка, как и имя у Матюши. По паспорту — Газель. По-домашнему — Милка. Молочным обеспечены. Овощи свои. Продукты покупают в магазине.

За другими товарами ездят в Сновск. До села автобус не ходит. Нужно идти пешком 5 км до трассы. Чья очередь получать обновку, тот и отправляется с мамой.

.... Заканчивается день у всех по-разному. Для младших отбой в 9 вечера. Для старших
— максимум в 11. Ведь утром у них уроки. Должны выспаться. Для мамы отбой — когда всё переделает. Все спят в одной комнате.

Другая (с печью) — и кухня, и столовая. Ещё есть вереща. И всё. Места очень мало.

— Вам и поплакать негде, когда захочется себя пожалеть, — говорю Людмиле.

— У детей крепкий сон. Если и плачу - не слышат. Такое редко, но бывает. В основном, когда они болеют. Перед Новым годом подхватили ветрянку. Праздник, а они с температурой. Все в зелёнке. Днём шутила с ними: не дом, а мультик о Шреке, а ночью расплакалась.

Ещё когда у Алёши (в 11 лет) ни с того ни с сего подскочило давление. Пока ехала «скорая», я сама была на грани. Слёзы - только из-за переживаний за детей. Из жалости к себе никогда не плачу. Для этого нет причин. Я сознательно выбрала такую жизнь. И раньше-в 25, и сейчас - в 39.

Мне не нужно компаний и развлечений. Легко обхожусь без подруг. А вот без детей не выдержу ни дня.

— Они для Людмилы - смысл жизни, — говорит и и.о. старосты села Елена Згонник. — Ухоженные, воспитанные. Не во всех полных семьях детям столько внимания, как здесь.

Сыновья и дочери дали Людмиле то, в чём её обделила судьба, — любовь. Она отдаёт им свою.

— Для меня это самый лучший вариант, — утверждает Людмила.

Поэтому не держит зла на их отцов, которые ни в чём не помогают.

Зато и не мешают.

Она даже благодарна им. За детей. Жаль только, что так и не побыла невестой на свадьбе. Мечтала об этом, как все девушки. Но что поделаешь — ни один из ее мужчин не предложил пожениться официально. А она не -росила.

И сейчас ниего не просит, ни на что не претендует.

— Одна справлюсь.

— Одной трудно...

— Трудно было с первыми тремя. Сейчас уже есть кому помогать.

— Хотели бы такой судьбы своим дочерям?

— Нет, не хотела бы. Пусть их семейное счастье начнётся с настоящей любви.

Недостаток её в своей жизни Людмила компенсировала как сумела. При этом не опустилась, не спилась, не разгулялась, не бросила детей. Говорит: ну 11, и что тут особенного? Когда-то и побольше растили.



Анна Ефименко, "ГАРТ" №6 (2863) от 8 февраля 2018

Теги: Людмила Голубь, с.Лосевая Слобода, Сновский район, Анна Ефименко, "ГАРТ"

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект