Химчистка



Год овчарки Зиты

Самое большое желание 37-летней Татьяны Желиховской из Величковки Менского района — иметь детей (их пока нет). Но она никогда не украшает новогоднюю ёлку, как в таких случаях советуют астрологи, ни маленькими куколками, ни игрушечными колясками для младенцев. Праздничной одежды в тон окраса животного, которое, согласно модному ныне Восточному календарю, будет управлять наступающим годом, тоже не подбирает. Во-первых, потому, что Новый год по этому календарю наступает отнюдь не в ночь на 1 января, а только в феврале. Во-вторых, не хочет себя обманывать, будто желание сбудется уже потому, что было загадано в новогоднюю ночь. Да и душа не принимает заимствованного празднования.



— В детстве мы с мамой почти на каждое Рождество ездили на её родину — в Ровненскую область. Там собирался весь наш большой род. Никогда и нигде я не чувствовала себя такой защищённой и счастливой, как там. Вот это был праздник...

Но к 2018 году у Татьяны особое отношение. Для неё это не просто Год Собаки, а год овчарки Зиты, которой она обязана жизнью.

... Это случилось более 5 лет назад — в мае 2012-го. Таня вместе с односельчанами — Раисой Хоменко и Ал ек-сандром Сущенко — пасла сельское стадо, была их очередь.

- Нам помогала моя собака - пятилетняя Зита. Мы с мужем вырастили её со щенка. Я Зиту очень любила. Никогда не наказывала за шалости. Простила даже, когда она съела яйца, из которых вот-вот должны были проклюнуться утята. Как не простить - Зита тогда была ещё очень молодая. Глупенькая.

Со временем она стала очень хорошей пастушкой. Коровы при ней никогда не разбредались. И на пастбище всегда бежала с охотой. А в тот день её словно подменили. Не успеет муж выпроводить — возвращается во двор. Мы даже представить не могли, что она что-то предчувствует. Подумали: может, заболела. Подбежала за мной только с третьего раза.

Пасла стадо, как всегда, замечательно. Разве только чаще обычного носилась от коров к хозяйке. Будто боялась оставить её одну.

«Ну что ты? Всё хорошо», — гладила свою любимицу Татьяна. Знала: Зита может стать беспокойной перед сильной грозой. Но грозы на первый взгляд ничто не предвещало.

Однако вскоре небо затянулось тучами. А после обеда, часов после трёх, разгулялась непогода.

— Я стояла на холмике. Саша с Раисой - по другую сторону стада. Спрятаться мне было негде. Накрылась плащом с головой. Выгляну — дождь идёт, коровы на месте - и снова прячусь.

Со временем начало проясняться. Который час, думаю, может, уже и домой скоро? Достала мобильник, хочу включить (отключила перед дождём), а Зита не даёт. Прыгает на меня, кусает за руку, тянет в сторону.

Вдруг - молния. И как бахнет! Шею словно огнём обдало. Будто кто туда горячих углей бросил. Сразу разболелась голова. Всё поплыло перед глазами. Как падала, ещё помню, дальше - провал.

Пришла в себя — надо мной стоят перепуганные Саша с Раисой. Рядом валяется мобильный. У меня - полный рот травы. Открыла его, чтобы защитить барабанные перепонки. Бабушка рассказывала, что так спасались в войну во время бомбёжек.

Почему вспомнилась именно бабушкина наука, а не профессиональные знания, Татьяне невдомёк до сих пор. По специальности она фельдшер, ещё в медучилище усвоила: разряд молнии обладает взрывным эффектом. Возникающая при этом ударная волна распространяется в воздухе и создаёт значительное внешнее давление. Оно намного выше, чем то, которое действует на перепонку изнутри. Поскольку полости носа, горла и уха соединены между собой, открывая рот, мы уравновешиваем давление на барабанную перепонку, и она не травмируется.

Но когда бабахнул гром, вспомнился именно бабушкин рассказ.

— Голова просто разрывалась от боли. В ушах звон. Язык не слушается - ничего не могу сказать. Попробовала пошевелить руками - слава богу, двигаются.

Мои напарники вызвали «скорую помощь». Она отвезла меня в центральную районную больницу. До Мены всего 5 км, а показалось, что ехали вечность. Каждая неровность на дороге отзывалась болью.

В ЦРБ Таня пробыла ночью.

— Утром открываю глаза и первое, что вижу - возле двери в палате стоит моя бабушка (по ней как раз было 40 дней) и покойный муж сотрудницы. Я знаю, что они мертвы, но чётко вижу обоих. Не могу только понять, как они сюда попали, зачем явились ко мне в палату. Потом заходит моя мама. Двинула рукой - покойники упали.

В тот же день меня отвезли в Чернигов — в областную больницу.

Согласно заключению врачей, Татьяна Желиховская получила тяжёлое поражение атмосферным электроразрядом. Молния прошила её тело сверху донизу: вошла через шейный отдел, а вышла через голень левой ноги. Вследствие поражения ударной волной была повреждена барабанная перепонка левого уха. Обгорели волосы. На шее и лице — ожоги.

— В очках расплавилась оправа. И с левой стороны - куртка. В кармане лежала пачка семечек. С упаковки в нескольких местах снесло краску. Резиновые калоши все были в дырочках. Подошвы попеклись. В плаще порвало капюшон. А брюки будто лезвием посекло. Они были на хлопковой подкладке. А футболка котоновая. Может, и это как-то помогло, — рассуждает Татьяна.

То, что осталась жива, считает чудом: среднее напряжение разряда молнии более 20 млн вольт, сила тока — 20 тыс. ампер. Благо, продолжительность его всего лишь 0,0001 — 0,003 секунды: если бы больше, от поражённого объекта, скорее всего, и следа бы не осталось.

Сколько общего заряда было в молнии, от которой пострадала Татьяна, и какую долю секунды продолжался её удар, неизвестно. Главное — не задеты лёгкие, сердце, головной и спинной мозг. Если учесть, что женщина находилась на возвышении, что во время грозы недопустимо, и держала в руках мобильный телефон, который по своей сути является приёмно-передающим устройством, то действительно трудно не согласиться: ей очень повезло.

— Меня спасла Зита, — убеждена Татьяна. — Мы стояли вплотную. Разряд, который обрушился на меня, «перебежал» к ней. Зита получила так называемый контактный удар. Он был таким сильным, что под ней выгорела земля. Бедняжка погибла на месте. Муж её там и похоронил, — вытирает слёзы.

Таня провела в больнице более двух недель. Благодарит врачей — на ноги поставили. А вот слух не восстановился. На левое ухо не слышит. Не может находиться на солнце. С работой (в санатории «Остреч») пришлось попрощаться.

— А каких-то чрезвычайных способностей не появилось?

— Чувствую приближение грозы. Перед ней голова начинает болеть не так, как обычно. Поэтому, даже если небо чистое, я точно знаю: через некоторое время начнётся. Часов через 8 или даже через сутки.

Ещё, рассказывает, стали сниться цветные и сюжетные сны. В них она будто проживает чужую жизнь. Те, что снятся о знакомых, часто сбываются.

После гибели Зиты Татьяна подбирает всех подкидышей. Говорит: ещё недавно у них с Михаилом жили с десяток котов и собак — пока не раздали.

— От Зиты щенка не осталось?

— К сожалению, нет. После неё мы купили другую овчарку - Нору. Но она тоже пропала. По всем признакам - от отравления. Спасти не удалось.

Мы очень грустили по обеим. А вскоре к нам забрёл пёс. Его никто не искал. Оставили у себя. Приблуда (так мы назвали пса) не породистый, но добрый и умный. Такой нам и был нужен.

Но Зиту всё равно не заменил. И никакой другой не заменит...

Анна Ефименко, "ГАРТ" №2 (2859) от 11 января 2017

Теги: Татьяна Желиховская, с.Величковки, Менский район, Анна Ефименко, "ГАРТ"

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект