Морская душа

Всегда интересно встречаться с людьми, которые не дали подогнать себя под стандарт. Они не только думают, поступают, но даже выглядят «по-своему». Как 90-летний Анатолий Седляр из маленького села Алёшинское (под Городней).



У него даже отчество особенное — Олимпович.

— Священник дал отцу такое имя?

— Вряд ли. Мои корни в Любече. Днепр - сразу за нашим огородом. Думаю, дед именно там «присмотрел»имя для своего сына. Возможно, название проходящего парохода понравилось.

Из Любеча семья переехала в Должик Черниговского района. Оттуда зимой 1944-го — в неполные 18 лет — Анатолий ушёл служить. Попал на Балтийский флот.

— Служил на кораблях спецназ-начения — тральщиках. Обнаруживали и «вытраливали» мины, оставленные немцами. Самый простой трал - когда к мине опускаются цепи с ножницами. Ими подрезают держатели, которыми мина прикреплена к якорю. Она всплывает. На поверхности её расстреливают. Если детонатор акустический, над миной с помощью звука имитируется прохождение корабля.

За один поход мы тралили их по 5-6 штук. В семибалльный шторм (высота волны —до 5 метров) мины, случалось, взрывались сами. Так что война для нас продолжалась и в мирное время.

Анатолий Седляр прослужил на Балтике 7 лет. Демобилизовался в 1951-м. Но с флотскими привычками не расстался до сих пор — порой удивляя, но чаще восхищая всех, с кем его сводит судьба.

На гражданке пошёл работать на гомельский «Сельмаш». Выбрал теплосиловой цех, чтобы работа была похожа на вахты, которые он стоял (в турбинном отделении) на корабле.

И дом построил подобный кораблю — с «палубой» и «кубриками».

— Не слишком ли маленькие комнаты?— недоумевали знакомые.

— Мы в таких по 5-8 человек помещались, — отвечал он. — Жили бок о бок. Были как единое целое. Это одна из причин, почему в Морфлоте нет «дедовщины». Здесь каждый думает не только о себе, но и о тех, кто рядом.



Эта привычка также осталась неизменной. Он единственный в селе не отказался от стационарного телефона. Причина — «может, людям понадобится». В его почтовом ящике постоянно лежит пачка сигарет — для тех, у кого неожиданно закончилось курево или деньги на него. К каждому человеку Олимпович относится с уважением. Поэтому у него в друзьях и не имеющие высокого социального статуса цыганские семьи, живущие по соседству, и городнянский мэр Андрей Богдан, который каждый год обязательно приезжает в Алёшинское 9 Мая, чтобы отвезти старшину второй статьи Анатолия Седляра на торжества в райцентр.

День Победы для Анатолия Олим-повича — праздник праздников.

— Пусть сколько хотят переписывают историю и ищут более важные даты - для меня так будет, пока я жив.

Признаётся: никогда за свою долгую жизнь не испытал более сильного душевного подъёма и радости, чем в минуты, когда на корабле объявили об окончании войны.

Когда сыновья (назвал их в честь своих братьев: Владимиром и Валентином) были маленькими, в День Победы, как и в дни рождения, водил их в Городню фотографироваться. Мальчишки словно чувствовали важность этого ритуала: сразу же становились серьёзными, молчаливыми, будто не они час назад выворачивали дом наизнанку.

— Кстати, а карцер для нарушителей дисциплины в вашем доме предусмотрен?

— Чего нет, того нет, — улыбается мой собеседник. - Его, можно сказать, и на корабле отдельно не было. Мелких нарушителей отправляли в помещение, где хранился якорь. А крупных — на гарнизонную гауптвахту (на суше).

— Вы из каких?

— Из первых. Купили с другом костюмы и «замочили», чтобы долго носились. Когда вернулись на корабль, от нас учуяли запах. И обоих - в карцер. Но это ерунда. Беда в том, что потом для нас 2 месяца не было никаких увольнений.

— А что считалось крупным нарушением?

— Если, например, кто-то что-нибудь из формы продаст.

Форма для него до сих пор — святое. Бушлат, суконку (куртку с глубоким вырезом на груди), брюки-клёш, бескозырку, в которых пришёл с флота, по очереди донашивали младшие братья.

А сам Анатолий Олимпович всю жизнь носит тельняшки. Когда не было в магазинах, доставал где только мог.

Вспоминает: ещё при Союзе один из братьев подарил ему новую «балтийскую» бескозырку. Это была очень большая радость. Дорожит ею, надевает только по праздникам. Но и она не сравнится с тельняшкой.

— Вот мне сейчас 90, Дед 4 внуков и 5 правнуков. А надену её - чувствую себя матросом, который в семь утра должен быть в строю на палубе. В семь у нас был подъём флага.

Даже похоронить себя приказал — не попросил — именно в тельняшке.

— Хотя молодёжь (с ним постоянно дочь Нинель — оставила работу в Гомеле, чтобы быть рядом, часто приезжают внуки. — Авт.) и слушать не хочет о похоронах.

— Давайте и мы не будем об этом. Расскажите лучше, как праздновали юбилей (90 лет Анатолию Олимповичу исполнилось 22 февраля этого года. — Авт.).

— Гостей было очень много. Районная власть поздравляла. Сыновья (один живёт в нескольких километрах — в Павло-Иванов-ском, другой — в Гомеле. — Авт.), дочка, братья (оба — в Киеве. — Авт.) с семьями приехали... Да что там перечислять - вся родня собралась. Такой праздник мне устроили. Гимн нашего рода пели (его написал Валентин Олимпович — с партиями для каждого поколения. — Авт.). По чарке выпили. От закуски столы ломились. Не было разве что жареной трески, — смеётся.

После 7 лет службы на флоте она, признаётся, до сих пор поперёк горла.

— Когда взрывалась расстрелянная мина, столько разной рыбы всплывало. К столу выбирали лучшие сорта. Но если так почти каждый день - приедается.

— А правда, что у моряка в каждом порту — новая любовь? — пытаюсь подольше «удержать» собеседника в его молодости.

— Вернее будет сказать -знакомая. Потому что любовь только один раз в жизни бывает.

Свою он встретил в Гомеле.

— Нина щебетунья такая была. Весёлая, жизнерадостная. Тоже работала на «Сельмаше». А родом из Алёшинского. (Поэтому мы здесь и построились.) Я в неё очень сильно влюбился. Так боялся потерять, что почти сразу замуж позвал. И не поухаживал вволю. До свадьбы только часики ручные успел подарить...

Нина Никифоровна умерла 27 лет назад.

— Другой такой нет, — вздыхает Анатолий Олимпович.

Поэтому — один...

В ТЕМУ
 
«Волосатость» тельняшки идея суеверных оыбаков французской Бретани. Они пеовыми (в 17 веке) надели робы с чёрно-белыми полосами, чтобы казаться демонам и русалкам, населяющим, по их верованиям, морскую пучину, покойниками, от которых остались одни скелеты.
 
Стандартная французская тельняшка должна была иметь 21 полоску — данное число символизирует количество побед Наполеона. На наших количество полос зависит от размера (напримео. на тельняшке 56 размера их 52).
 
В России до 1912 года белые полоски на тельняшках были шире синих в 4 раза. После «установления равноправия» ширина обеих составила четверть вершка (чуть больше 1 см).
 
Анна Ефименко, "ГАРТ" №39 (2791) от 22 сентября 2017

Теги: с.Алешинское, Городнянский район, Анатолий Седляр? Анна Ефименко, "ГАРТ"

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект