moregoods
Пародонтакс
Шампунь
Доместос
Рекс
Шампунь
Крем дневной
Мицелярная вода
Тушь
Ленор
Кондиционер
moregoods
Зубная нитка
Пятновыводитель
Сейфгарт
Тайд
Рексона
Сиф
краска
крем для рук
Даф
Шампунь Даф
Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Людям о людях » «...И в тот момент до боли захотелось жить»



«...И в тот момент до боли захотелось жить»

Беды Галины Дасюк из Авдеевки Сосницкого района начались, когда её подрезал рецидивист. Это случилось за несколько дней до 18-летия девушки — в сентябре 1969 года.



— Моего парня в тот вечер не было в клубе. Попутчиков тоже не нашлось - возвращалась домой одна. Было уже около 12 ночи.

Я дошла почти до дома, как вдруг наперерез выскочил мужчина. Потом я узнала, кто это. В селе его называли тюремщиком (он провел за решеткой более 20 лет). Тюремщика боялись все.

Он был не местный, из Горьковской области. В Авдеевке жил в примах. До этого мы с ним никогда не встречались с глазу на глаз, а тут он словно из-под земли вырос, — Галина Николаевна невольно вздрагивает, вспоминая события почти полувековой давности.

Говорит: сначала хотел изнасиловать. Пытался затащить в заросли.

— Но я в молодости была сильной. Работала почтальоном. Каждый день набегаешься по селу с тяжёлой сумкой - и спортзал не нужен. Отбилась, но убежать не успела: он выхватил нож.

Всё произошло в одно мгновение. Поначалу я даже боли не почувствовала. Только смотрела, как по моему белому - в тюльпанах - платью расползается тёмное пятно. И тут совсем недалеко загрохотал трактор. Тюремщик убежал, бросив меня умирать.

К счастью,тракторист заметил окровавленную девушку. И этим спас ей жизнь.

— Я тогда работала медсестрой в Понорницкой больнице. В ту ночь, когда привезли Галину, дежурила в хирургическом отделении. Она была в тяжёлом состоянии: проникающее ранение брюшной полости, повреждена печень, большая кровопотеря.

Срочно нужен был донор, а искать негде. Я на то время уже была донором. К тому же подходила идеально: у обеих одинаковая группа — четвёртая положительная. Времени на раздумье не оставалось — надо было спасать девушку, — вспоминает 68-летняя Ольга Митченко. - С тех пор мы не просто подруги - сёстры по крови. Я старшая, она на 2 года младше.

— Провела в больнице около месяца. Заново училась ходить. Как только пришла в себя, не давали покоя мысли о том, почему тюремщик выбрал жертвой именно меня. Это не укладывалось в голове. Я ни в чём не была виновата перед ним.

Всё выяснилось позже. Оказывается, он ждал не меня, а мою двоюродную сестру. Ходили слухи: отчим не ладил с ней и нанял подходящего исполнителя, чтобы «попугал». Мы были приблизительно одного возраста (она - с 53-го года, я с 51-го), похожи, жили почти рядом. Тюремщик просто перепутал.

Его посадили на 8 лет. А я страдаю всю жизнь.

Началось с того, что могла не состояться свадьба.

— Я написала жениху (Коля был из Репкинского района) о своей большой радости: самостоятельно, ни за что не держась, прошла через всю палату к окну. Моё письмо прочитала его мама. Стала отговаривать: мол, не надо жениться, зачем тебе калека. Я её понимаю, она хотела, чтобы в жизни сына не было проблем. И не сержусь. Когда мы с Колей поженились, она была прекрасной свекровью.

Поскольку рана постоянно давала о себе знать, врачи советовали не спешить с детьми. А как не спешить, если я забеременела? Многое пришлось пережить, но, несмотря на все «нельзя», через 2 года после ранения я родила дочь, через 1—сына. Людмила с семьёй живёт в Авдеевке, Анатолий — в Чернигове. У меня 4 внучат. Жаль, мужу не выпало счастья с ними натешиться.

Николая нет уже 9 лет. Умер в первый день 2008-го.

— После его смерти со мной стало происходить что-то странное. Была будто не в себе. Пойду на кладбище, сяду в снег возле могилы и прошу Колю вернуться. И так изо дня вдень. Всё стало безразличным. Не хотелось есть. Не могла спать. Сильно похудела, обессилела. Полведра воды не могла донести от колодца.

Когда стало всё равно, что со мной будет дальше, приснился сон. Будто Коля идёт мне навстречу. Я срываюсь с места, бегу к нему, обнимаю, а сказать ничего не могу - слёзы мешают. Он говорит: не плачь, скоро я заберу тебя, снова будем вместе. Я спрашиваю: когда. Отвечает: в мае. Хочу побыть с ним ещё, но он отстраняет меня, почти отталкивает: иди, мне некогда.

Проснулась, и первая мысль: в мае я умру. До мая оставалось около двух месяцев. Испугалась и разозлилась на себя: столько людей спасали, тащили с того света, а я опустила руки, сама приближаю смерть. И в этот момент до боли захотелось жить. Покаялась перед Богом и начала молиться. Он не оставил меня. Как видите, живу.

Хотя, по её словам, в том мае всё-таки не обошлось без беды.

— Седьмого числа, когда спускалась с чердака, упала с лестницы и сломала позвонок.

С тех пор дорожит каждым днём. Рассказывает: когда в соседнем магазине после рабочего дня начали сжигать не только не вредный для здоровья мусор, но и пластик, стала перед хозяевами на колени: дайте пожить.

Сейчас новая беда: тополя. Они растут метрах в 15 от дома.

— Когда (в 1999 году) мы покупали дом, они были ещё небольшие. Теперь - под небо. Когда летит пух и ветер в сторону дома, для меня — беда: мучает аллергия. Распухает лицо, чешется тело, насморк, воспаление век, отёчность слизистых, холодный пот, головокружение. Вдохну, а выдохнуть не могу (у Галины к тому же давняя травма носовой перегородки. — Авт.). Недавно снова была у врача.

Самое лучшее средство от аллергии — быть как можно дальше от раздражителей, вызывающих патологическую реакцию организма. Но пенсия у Галины Николаевны всего полторы тысячи гривен, на них далеко не уедешь. Попросила сельского председателя спилить тополя.

— Общими со спонсорами (в частности, председателем фермерского хозяйства Фёдором Ковпинцом. — Авт.) усилиями 5 уже спилили, — говорит Анатолий Адаменко. — Осталось 11.

Как от них избавиться, не нарушая инструкций? А они предписывают, чтобы аварийные деревья (тополя могут таковыми и не оказаться) обследовал и составил акт инспектор Государственной экологической инспекции, потом депутаты сельсовета должны решить, выделять на ликвидацию деревьев деньги из местного бюджета или нет. Если спилить без всех этих разрешений, руководителю села светит привлечение к административной ответственности (наложение штрафа).

— Как же быть? — спрашиваю Анатолия Николаевича.

Он говорит:

— Ищу пути и средства на все 11 деревьев.

— А инструкции?

— А человек?

И в самом деле, разве это не тот самый случай, когда при всём уважении к закону хочется приветствовать неисполнение предписаний, чтобы дать возможность человеку, по-настоящему любящему жизнь, беспрепятственно наслаждаться ею?

Анна Ефименко, "ГАРТ" №26 (2831) от 29 июня 2017

Теги: Галина Даскюк, с.Авдеевка, Сосницкий район, Анна Ефименко, "ГАРТ"

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект