moregoods



Чтобы сел надолго

28-летняя Елена из Нехаевки (Коропщина) обратилась в районное отделение полиции с заявлением об изнасиловании на следующий (после случившегося) день — 4 июля. Тогда же аналогичное заявление поступило и от её ровесницы из Великой Дочи Борзнянского района — Татьяны. Писать или не писать его, молодая женщина решала почти трое суток. Не хотела, чтобы узнали. Боялась пересудов. И без них было тяжело и страшно.



Согласно заявлениям, обе пострадали от одного и того же 30-летнего мужчины. Сейчас он в СИЗО. По словам правоохранителей, насилие он отрицает. Утверждает: Татьяна с Еленой и приехали, и оказались в его постели по собственной воле.

На вид он явно не из тех, от кого женщины теряют голову. Не высокий, не широкоплечий, не красавец. Даже не кривоногий коротышка с брюшком, что, согласно бытующему мнению, является признаком сексуального гиганта.

Неказистый, с ранней лысиной, неспортивный.

Однако в Атюше Коропского района, где проживает (переехал сюда с матерью из Крыма ещё до аннексии полуострова), рассказывают, что и Татьяна, и Елена у него далеко не первые — «таких с сотню было».

И здесь, и в соседнем Полесье (бывшее Пролетарское) до сих пор на слуху история о том, как от него забеременела местная девятиклассница — девочка из многодетной семьи.

Её родители развелись, когда она ещё не ходила в школу. Мать начала выпивать. Как и старшие братья (их шестеро), Вита несколько лет провела в интернате. После восьмого класса её к себе в Атюшу забрала мать, которая к тому времени решила взяться за ум. Тут они с Эдиком (так парня называют в селе) и встретились. Ему было 27 — на 13 лет старше. Ухаживал красиво, как в кино — с цветами и конфетами, носил на руках. Было от чего потерять голову.

Родила Вита в 15. (В нынешнем октябре Сашеньке исполнится 2 года.) В родильное отделение (в Корюковку) юную роженицу везли две мамы — её и Эдика (сам он в это время был на заработках). Последнюю Вита называла свекровью. Верила: как только получит паспорт, они с любимым распишутся. Жить будут отдельно — незадолго до родов мама Виты купила для нее дом в Пролетарском.

Но после возвращения с заработков его будто подменили. Начались скандалы, драки. Так продолжалось несколько месяцев — пока братья Виты не стали на защиту своей единственной младшей сестрёнки. «Когда Эдик сильно её избил, дали «сдачи» и выгнали, — вспоминают в селе.

— На этом и закончилось. До суда не дошло».

К счастью, в этой истории хороший финал. Вита вышла замуж. Живет в Сумской области. Муж любит, жалеет и её, и сына.

А Эдик — один. Последней, кому он предлагал жить вместе, была Татьяна. С мужем она рассталась более 2 лет назад. Вернулась вместе с сыном (ему скоро 6) к матери в Великую Дочь. Эдик с нынешнего апреля работал там охранником — в СООО «Дочь-хлеб». Но познакомились они только в июне, когда срок его трудового договора уже заканчивался.

— Если совсем точно - 17 числа, — говорит старшая сестра Татьяны — Ирина. — На мой день рождения (исполнилось 29 — Авт.). Таня шла меня поздравить. На улице её остановил незнакомый молодой человек. Попросил мобильный: мол, выручай, надо срочно позвонить. Она дала. Оказалось, он звонил самому себе, чтобы узнать номер, потому что с того дня названивал Тане через каждые полчаса.

Ирина убеждена: её младшая сестра повелась не столько на постоянное «люблю, не могу без тебя», тортики, шо-колодки и букеты (хотя это тоже сыграло свою роль: угнетённая одиночеством женщина словно попала в сказку), сколько на то, как Эдик относился к её сыну. Заботился, проводил с ним время, решал детские проблемы, баловал подарками. Не успели познакомиться как следует — мальчишка ходит за ним как привязанный. Таня всё чаще ловила себя на мысли: сыну нужен именно такой отец. Плюсов Эдику добавило и то, что в гости (к себе в Атюшу) он пригласил их обоих.

И хотя из-за стремительного развития событий Таня ничего толком не знала о своём поклоннике (скажем, того, что он сидел за кражи), верила ему. Собрались и поехали.

— Два дня всё было хорошо, — продолжает Ирина. — Поэтому, когда жених не захотел отпускать её домой, сестра особо не забеспокоилась. Он говорил: поедешь - убью, а она смеялась, думала - шутит.

Но он и не собирался. Хотел сделать из неё сексуальную рабыню. Когда отказывалась удовлетворять его так, как он хотел, хватался за нож.

Из дому одну никуда не отпускал. Отправлял ребёнка на детскую площадку (она поблизости) и насиловал Таню. Естественным и неестественным путём. Когда она стонала или кричала от боли, это разжигало его ещё сильнее. «Я уже не могу ходить», - первое, что она сказала мне, когда удалось позвонить.

Мы с мужем сразу сообщили в Короп - в полицию, а сами - в Атюшу. Подъезжаем ко двору — никого нет. Только Танино дитя мокнет под дождём. Я забрала его в машину. Мать Эдика увидела и стала кричать, что я украла чужого ребёнка. А потом и он выскочил - с ножом и топором. Одни - без полиции - мы бы Таню не освободили.

Она пробыла там почти неделю. Ехала здоровой и радостной. А теперь её не узнать. Не выходит из дому. Всего боится.

Сама рассказывать о пережитом Татьяна не хочет.

— Сначала она вообще не собиралась никуда обращаться. Говорила: переживу всё в себе. Принимала успокоительные, ездила к психологу. Но, когда мы узнали, что после неё Эдик изнасиловал ещё одну женщину, мой муж сказал Тане: «Она бы не попалась, если бы знала. И ты бы не попалась, если бы не молчали другие, с которыми он поступил также».

После этого сестра написала заявление в полицию.

«Ещё одна женщина» — это Елена из Нехаевки. С ней Эдик познакомился на новой работе (после Великой Дочи он устроился ближе к дому — к частому предпринимателю, занимающемуся выпаливанием древесного угля).

Поговорить с Еленой не удалось. Она всё время «вне зоны». По словам правоохранителей, Эдик попросил её помочь перевезти вещи от матери, и она согласилась. Замужняя женщина, мать троих детей (сыновья — школьного возраста, дочь младше) поехала за 20 с лишним километров «подсобить коллеге». В селе рассказали: последнее время у них с мужем были натянутые отношения. А вообще, и сельский председатель Великой Дочи Александр Музыченко, и староста Нехаевки Сергей Саводченко характеризуют женщин положительно: не выпивохи, дети у них и сыты, и ухожены.

- Эдик - хороший психолог. Выбирает только брошенных или разочарованных женщин. Тех, которые устали без любви.

Несколько романтических свиданий, цветы без повода - и они сдаются, становятся его жертвами. Сильные и уверенные в себе ему не по зубам. Видели бы вы этого героя после задержания. Распустил сопли, плачет, просит: пожалейте мать, она после инфаркта, не выдержит, и я повешусь в камере, — брезгливо морщится Ирина.



Говорит: сестра согласилась на публикацию в газете в надежде, что это побудит других девушек, которые «прошли через Эдика», не бояться, не молчать и тоже написать заявления в полицию. Не откладывая — пока ведётся следствие. Чтобы он сел в тюрьму не на 3-5 лет (которые ему светят сейчас — уголовное производство открыто по ч. 1 ст. 152 Уголовного кодекса Украины: изнасилование с применением физического насилия), а получил наказание, котрого он действительно заслуживает.

Анна Ефименко, "ГАРТ" №32 (2837) от 10 августа 2017

Теги: Коропский район, Бобровицкий район, изнасилование, Эдик, Анна Ефименко, "ГАРТ"

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект