Отстоять больницу

Утром 4 августа депутаты Остерской ОТО собирались на сессию, а работники местной больницы и просто неравнодушные жители города — на акцию протеста. Причина — проблемы Остерской городской больницы: за долги по оплате коммунальных услуг, которые накопило заведение, его грозятся отключить от электричества, водо- и теплоснабжения, три месяца работникам не выплачивают заработную плату, а в будущем планируют еще и сокращение кадров.



«ГОЛОДАЕТ»

На ее лбу повязка с надписью «Голодаю», в глазах — печаль, которая пропадает, только когда рядом пробегают 6-летний сын Антон и 4-летняя дочь Настя. Голодает работница бухгалтерии Остерской городской больницы, 30-летняя Людмила Жир (на фото с детьми), уже третий день. Объясняет:

- Голодать стала, потому что не вижу другого выхода из сложившейся ситуации. Три месяца я, как и другие работники больницы, не получаю зарплату. Не за что содержать детей, нечем платить коммуналку. Родных в Остре у меня нет, поэтому помощи ждать неоткуда. Детей воспитываю одна, при этом пособие от соцслужбы получить не могу: по документам у меня есть минимальная зарплата, которой, по мнению государства, достаточно для такой семьи. Прошла три суда в Козельце, чтобы оформить документы на алименты, но ничего не вышло - отец моих детей живет в Киевской области, а козелецкие чиновники не очень-то хотят его там искать. Получила предупреждение о том, что могут отрезать жилье от электроснабжения, потому что в последние месяцы за него не платила, пришли и платежки с долгом за детсад - за три месяца он составил 1260 гривен. Кормлю детей все это время с кредитной карты. И здесь уже набежало 7000 гривен долга. Ежемесячно на них начисляется пеня. Пришла к мэру, чтобы помог найти работу (на это иду ради детей, хоть и не хочу оставлять больницу), но и тут неудача: работы для меня нет, потому что на все должности берут на конкурсной основе, - Людмила не может сдержать слез. - Ну нет выхода! Поэтому и решила голодать. Обидно, что никому не интересны наши проблемы. Бросили как подачку на карту 200 гривен. Да-да, 200! Сама, когда увидела эту сумму, подумала, что где-то ноль потерялся, но оказалось, что такую часть зарплаты за май получили все. Правда, после того как выложила в Интернет ролик, где рассказала о своих проблемах и что собираюсь голодать, дали еще 2000. А что это за деньги, когда такие долги? Буду сидеть здесь, пока не узнаю, что на карту начислии хотя бы две зарплаты.

Коллеги поддерживают Людмилу и признаются: хотя трудно всем, ситуация у Люды ужасная.

- Ну что ей, бедной, делать? Детей же надо как-то кормить, - говорят. - Сегодня на сессию мы вынесли просьбу, чтобы Людмиле выплатили задолженность за все три месяца. Но поможет ли... До этого мы уже обращались во все возможные инстанции - в Управление охраны труда, прокуратуру, СБУ, однако никакого результата это не дало.

СУБВЕНЦИЯ НА 7900 ЧЕЛОВЕК

Откуда появилась такая колоссальная задолженность?

- Задолжали зарплату нам за три месяца - май, июнь и июль. Кроме того, в больнице огромные долги за коммунальные услуги. Кто в этом виноват? Кто знает. На общину пришла государственная субвенция в расчете на почти восемь тысяч населения, хотя на самом деле больница обслуживает гораздо больше. Конечно, этой субвенции на вторичное звено не хватает. Кто подал такие статистические данные, мы не знаем, - говорит врач-стоматолог Нина Минченко. - Теперь штат хотят сократить на 50%. Сейчас в больнице работает более 100 человек, в ближайшее время планируется сокращение до 80 человек, потом уволят еще 20. Так больница превратится в обычную амбулаторию. Ну разве это правильно? У нас отличные корпуса, хорошее оборудование, квалифицированные врачи. Действуют терапевтическое, неврологическое, детское и хирургическое отделения, консультативно-диагностическая поликлиника, в состав которой входит и амбулатория. И все это уничтожить? Мне кажется, что загнала в угол безысходности всю медицину новая реформа. Она не только не приблизила услуги к людям, а наоборот - отдалила. Да и сама децентрализация... Когда объединяются села, в которых нет никаких индустриальных объектов, какие возможности может иметь такая община? Пока субвенция идет из государственного бюджета, и то ее не хватает, на следующий же года она будет меньше, потому что создадут госпитальные округа. Субвенция не будет рассчитана на нашу больницу, поэтому она превратится в учреждение-призрак. Чтобы этого не произошло, мы добиваемся присоединения нашей больницы к Козелецкой ЦРБ, как это и было до создания общины. Хочу обратиться ко всем жителям города и работникам больницы, чтобы они не боялись этого шага. Мы будем требовать, чтобы это объединение было на равных правах, чтобы наша больница оставалась такой, как сейчас. Будем добиваться, чтобы здесь открыли новые отделения, например реабилитационное отделение для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, центр для атовцев. В документах пропишем все так, чтобы потом можно было требовать, чтобы никого не сокращали, ничего не закрывали и не реорганизовывали. Без Козелецкой ЦРБ выхода из этой ситуации нам не найти - пока мы подчинялись ей, проблем у нас не было. Появились, когда мы стали независимой городской больницей. И проблемы эти, к сожалению, будут и в будущем, если сейчас не объединиться.

Как же так получилось, что медицинскую субвенцию для общины выделили на мифически малое количество людей? Председатель Остерской ОТО Виктор Самоделок только разводит руками:

— Мы даже не рассчитывали, что в этом году больницу передадут на баланс общины, поэтому в бюджете расходы на нее не предусматривались. И когда начались разговоры о передаче, мы ни от кого не могли добиться, в расчете на какое количество человек будет перечислена медицинская субвенция. Дело в том, что Остерская больница всегда обслуживала половину жителей района — около 22 тысяч. Ее клиентами были жители из всех задеснянских и при-деснянских сел. Козелецкая же ЦРБ обслуживала северную часть района — около 24 тысяч населения. В этом году субвенцию, которая пошла на район, разделили на четыре части — на нашу, Коптевскую и Деснянскую общины и район. Деньги Коптевской и Деснянской общин почему-то пошли в Козелецкую ЦРБ, хотя люди обслуживаются у нас. Так, с 1 января по 1 июля этого года у нас пролечился 1571 человек не из нашей ОТО. У меня даже имена этих пациентов выписаны. Правильно было бы, чтобы общины, в которых своих больниц нет, заключили с нами договор на обслуживание, но... здесь также очень много вопросов — как будет расчитываться количество обращений, кто будет заниматься этим, что делать, когда человек лечился и у нас, и в Козельце. В результате мы стали заложниками ситуации, поскольку государственная субвенция на медицину покрывает лишь 53,1 % наших потребностей. Дополнительная потребность до конца года — 2 миллиона 990 тысяч гривен.

ЧЬИ ДОЛГИ!

ОТО взяла Остерскую больницу на баланс 1 марта этого года. Сейчас у нее действительно огромные долги: 1 миллион 276 тысяч гривен по зарплате и 1 миллион 85 тысяч за коммунальные услуги.

— 650 тысяч гривен за коммуналку за январь и февраль должен Козелец, потому что в то время больница была еще на их балансе, погасить же долг за другие месяцы мы планируем в ближайшее время, — говорит Виктор Андреевич. — С зарплатой тоже все сложно — будем погашать задолженность частями. И, как и просили люди, обращаться в Козелецкую ЦРБ, чтобы взяла нашу больницу в свое подчинение.

В районе же видение проблем Остерской больницы немного другое. Что касается «своих долгов», с председателем ОТО здесь не соглашаются.

— 30 декабря прошлого года Остерская больница была переименована из районной в городскую. По состоянию на 1 января этого года долгов у нее не было - ни по заработной плате, ни по коммунальным услугам, - говорит председатель Козелецкой РГА Владимир Швед. - В январе мы передали имущество больницы объединенной общине. С тех пор отвечать за нее должна именно ОТО, поэтому не нужно переводить ее проблемы на районную власть. Мы сразу были за то, чтобы Козелецкая и Остерская больницы объединились, но община захотела городскую больницу. О том, что средств на нее не хватает, было известно всем.

— Почему же количество пациентов больниц распределили так, что денег не хватает?

— Здесь все просто — в Остерегай больнице мало врачей,чтобы обеспечить, например, круглосуточное дежурство, поэтому предоставлять услуги на тагам же уровне, как Козелецкая ЦРБ, она не может. Люди из других ОТО лечатся в Остре, но почти всех тяжелобольных пациентов везут в Козелец. Что касается договоров с общинами, в которых больниц нет, это также спорный вопрос. Ведь тогда надо будет как-то определяться не только Деснянской и Коптевской ОТО, но и Остерегай — ее жители также лечатся в Козельце. И немало. Только за последние полгода — 300 человек. Районная власть стоит на одном — медицинскую отрасль надо объединять, а центральным учреждением должна быть. конечно. Козелецкая ЦРБ. А как будет функционировать в ее составе Остерская больница, определят уже специалисты — комиссия из сотрудников Козелецкой и Остерегай больниц. У нее есть неделя на обработку предложения жителей Остра.

* * *

Итак, что будет с Остерегай больницей дальше, сейчас точно сказать нельзя. После завершения сессии ОТО работникам медучреждения на карточки поступила часть зарплаты за май. Людей заверили, что вскоре задолженность будет погашена полностью. Людмила Жир также получила 1417 гривен, прекратила голодовку и уже в понедельник, 7 августа, вышла на работу, но предупредила: если в ближайшее время зарплату не выплатят полностью, готова снова начать забастовку.

- За больницу же будем бороться, — говорят остряне. - Без нее нам никак.

Екатерина Дроздова,"ГАРТ" №32 (2837) от 10 августа 2017

Теги: г.Остер, Козелецкий район, больница, Екатерина Дроздова, "ГАРТ"

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект