Потопали

«Мама, теперь волнуйся!»

Последние годы своей жизни 55-летняя Ольга Селюх из Тишковки Ичнянского района, которая занимает должность председателя Сезьковского сельского совета, называет сплошным кошмаром. А причина ее 39-летний зять Владимир Лазаренко.



- Моя младшая дочь Юля с ним уже около 14 лет, — рассказывает Ольга Ивановна. -  Жили они и в квартире его родителей на военбазе, и у меня, и з Дзюбовке - в доме, который Лазаренко остался от деда (в том же селе живут и его родители), и в Прилуках на арендованной квартире... Первый год-два вроде бы все было нормально, а потом я стала слышать от соседей, что зять с дочерью нередко ссорятся и он ее даже бьет. Я пыталась вмешаться, просила, чтобы он не трогал дочку. Но... Если бы мой муж был жив, он бы не дал ребенка а обиду...

Кода они еще жили в Дзюбовке, у них родился сын Коля (сейчас ему девять лет). У неге врожденный порок, проблемы с ногами, из-за этого он имеет инвалидность. Конечно, дочери было трудно с ребенком, поэтому я к ней постоянно ездила, помогала. Как ни приеду — зятя то нет, то он нетрезвый. А ему это не нравилось. Когда внуку был год, он меня выгнал, сказав, что мне там нечего делать.

Зять постоянно клевал Юлю: старшей дочери Вале мать дом купила, а тебе - нет. Хотя на самом деле Валя с мужем купили старый развалившийся дом и отстраивали его, а я им лишь помогла стройматериалами, которые у меня были (мы когда-то с мужем планировали строить дом). Но мы как-то посоветовались с Валей и решили, что Юле действительно нужно свое жилье, так как на ее мужа надежды никакой - работать он не хотел, все ждал, что Юля заработает. Ей, бедной, сейчас приходится работать разнорабочей на кирпичном заводе. Можете себе представить?

У меня были некоторые сбережения, часть суммы я заняла и два года назад, весной, купила младшей дочери квартиру в Прилуках. Маленькую, однокомнатную, но свою! Осенью этого же года мы со сватами приехали на день рождения к Коле, зятя дома не было. Внук сказал: папа с мамой поругались. Потом я узнала, что Юля даже не ночевала дома, так как пьяный зять выгнал ее.

После той ситуации я была в шоке! Я влезла в долги, купила квартиру, а он из нее же моего ребенка выгоняет! И сказала Юле: не будет тут его ноги! Зять на меня обозлился. Месяца три не давал нам покоя: и звонил, и приезжал, и угрожал, и пугал. А ко мне даже с ружьем приходил. В новогоднюю ночь, когда 2015-й встречали. Я была в доме, слышу: что-то под калиткой шуршит. А ко мне должна была женщина одна прийти, справку забрать. Я подумала, что это она. Вышла на улицу: «Кто там?» Молчок. Я еще раз спросила — и опять молчание. Решила подойти к воротам, но увидела, как зять кладет сверху на калитку ружье и направляет на меня: «Стой!. Сейчас застрелю!» Я побежала спряталась в кустах за домом. К счастью, он меня не нашел. Немного там пересидела побежала огородами к соседке.

Между тем зять пошел в дом, взял мой телефон и позвонил Юле: «Убил суку, приезжайте!» Дочь в тот момент у Вали была, они вместе собирались Новый год встречать. Конечно, они испугались, быстро собрались - и сюда. А зять телефон мой бросил и ушел. Хорошо, что дочки додумались позвонить соседке, у которой я была. Приехали и забрали меня.

... Таких случаев было немало: и с ножом ко мне приходил, и пьяный заявлялся, стучал ногами в калитку, кричал, угрожал! Я одеялом накроюсь с головой, чтобы его не слышать, и сижу тихонько. А что делать? Ночь на улице, до ближайших соседей далеко, куда же мне деться?!

— А Вы в полицию заявления писали?

— Даже несколько раз. Но зять писал объяснения, что я все выдумываю. В полиции мне говорили: нет свидетелей, поэтому доказать факт угроз сложно.

— Разойтись с мужем дочь не хотела?

— Юля говорила, что выгнать его не получается: она с ним ругается, а он лежит на диване и делает вид, что ничего не слышит. К тому же он постоянно манипулирует ребенком. После того дня рождения Коли они долго не жили вместе - до 8 марта этого года. Он за это время якобы ездил на заработки - то ли в Киев, то ли в Чернигов, я не знаю. Но когда приезжал в Прилуки, приходил к сыну. А мальчик все равно ведь тянется к отцу, скучает по нему. Лазаренко этим и пользуется.

В прошлом году, когда дочь с мужем не жили вместе, была такая ситуация: зять приехал к Юле, забрал сына в село якобы на выходные, а назад не привез. Сказал: либо мы возвращаемся в Прилуки вдвоем с Колей, либо я ребенка не отдам. Постоянно звонил дочери, давал Коле телефон и подсказывал, что говорить. А что ребенок? Он же всего не понимает. Поэтому и говорил Юле: «Ты плохая, я тебя не люблю! Давай нам мою пенсионную карточку, мы будем жить с папой!» На Колю оформлена пенсия по инвалидности, поэтому ему на банковскую карточку ежемесячно поступают деньги. Лазаренко еще и хотел пожить за счет сына-инвалида. А у Коли тогда как раз после плановой операции была загипсована нога, он нуждался в постоянной заботе. Ребенка Юля вернула лишь через службу семьи и молодежи, которая вынесла решение, что ребенок должен жить с матерью, поскольку она работает и у нее есть все условия для проживания.

Когда зять опять вернулся к Юле, я все равно помогала дочери — и деньгами, и сумки собирала, и вещи ей покупала. Но в их отношения больше не вмешивалась. Спрашиваю дочь, как дела, говорит, что все нормально. Вот так и тянулось вплоть до 15 сентября этого года...

В тот день мы с Юлей говорили по телефону, но недолго — договорились созвониться позже. Однако вечером она на мои звонки не отвечала. Я с трудом ночь перетерпела. утром набираю ее — то же. Пришла на работу, как минутка свободная выпадала — звонила дочери. А у нее телефон уже вне зоны. Думаю: не могла же она не увидеть пропущенных звонков, должна была бы перезвонить. Чувствую: что-то не то! Набираю Валю, говорю, что не могу до Юли дозвониться. Валя работает в магазине, и, когда у Юли выходные на заводе, она иногда приходит подработать в магазин. Валя мне и говорит, что Юля должна была сегодня прийти на подмену, но утром позвонила и сказала, что не сможет. Я тогда окончательно убедилась — что-то произошло! Валя обещала все узнать.

...Позвонила она только рано утром на следующий день (17 сентября. — Авт.). Говорит: «Мама, теперь волнуйся!» Оказалось, Юли не было накануне на работе (она должна была идти в ночную смену), Коли не было в школе, а соседи видели, как зять посадил их в машину и куда-то повез.

Как потом выяснилось, Лазаренко сильно избил Юлю еще в четверг вечером — у нее все лицо было синее, губа разбита, выбит зуб, были синяки на ребрах — и не только. В пятницу утром он повез их с сыном в Дзюбовку в дедовский дом. Коле велел всем говорить, что они в селе только вдвоем, а мать на работе.

— А для чего он это сделал?

— Наверное, чтобы никто не видел Юлю побитой. Но об этом я узнала лишь погодя. После того как мне позвонила Валя, я поехала к сватам в Дзюбовку. Дома был только сват. Он сказал, что с сыном они сейчас тоже не общаются, якобы у них был какой-то конфликт. А сваха с сестрой пошли в лес за грибами. Я поехала на велосипеде их искать. Нашла. Сваха сказала, что Юля ей не звонила, и поехала с сестрой домой, потому что они не взяли с собой телефонов. Пообещали, что тетка наберет Лазаренко. Я тоже отправилась к себе домой ждать. Что-то меня остановило от поездки в дом зятя. Теперь понимаю: если бы я туда поехала, меня бы уже не было.

Сваха рассказала, что трубку взял Коля, а зять ему рядом подсказывал. Внук сказал, что мама на работе, а они с отцом вдвоем. А я же понимаю, что врет! Сестра свахи со сватом поехали туда, но им никто не открыл. Я потом опять созвонилась со свахой, говорю: «Поеду туда я. Пусть он меня убьет, но я должна увидеть, что с моим ребенком!» А она: «Я сама пойду. Пусть лучше меня убьет. Никуда не едь, мы тебе позвоним». Вскоре они с сестрой ко мне приехали и рассказали, что им открыла дверь Юля, но следом вышел Лазаренко, затолкал ее в дом, а их выгнал. Также сказали, что видели у Юли синяк под глазом.

Еще когда сваха собралась ехать к зятю, я позвонила в полицию. Объяснила ситуацию, попросила приехать. Через некоторое время мне перезвонили из полиции и сказали, что выезжают. Я на велосипед — ив Дзюбовку. Подъехала первая, но во двор не зашла, потому что понимала, чем это закончится. Стала немного дальше в кустах, чтобы меня не было видно. Тут подъехали полицейские. Тогда и я подошла к калитке. Все, что я успела увидеть, — зять стоит во дворе, держит в одной руке гранату, а другой делает такое движение, будто собирается выдернуть чеку. Но один из полицейских успел его повалить на землю. Так его и задержали. У него спросили, откуда граната, а он: «Это мне теща подбросила».



Когда зятя задержали, я скорее побежала в дом. После того как увидела дочь, неделю не могла спать! И до сих пор, как закрываю глаза, вижу ее побитое лицо. Валя забрала Юлю с Колей в Прилуки. Юлю обследовали в больнице. К счастью, переломов у нее не было, только ушибы, а это считается легкими телесными повреждениями.

Теперь родители зятя во всем обвиняют меня. Говорят: «Ты рада?» А чему мне радоваться? Я понимаю, что им своего ребенка жаль, а мне своего разве нет?! И что я должна была делать в этой ситуации?

Владимиру Лазаренко инкриминируют незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами и посягательство на жизнь работника правоохранительных органов. Еще в сентябре ему избрали меру пресечения — содержание под стражей. Все это время он находился в Черниговском следственном изоляторе. Но в среду, 2 ноября, из СИЗО его выпустили под залог.

— Я об этом узнала на следующий день. Он, как вышел, приехал к Юле под предлогом увидеться с сыном. Как рассказала дочь, Коля стал плакать, хотел, чтобы отец остался. И Лазаренко просился, но она ему не разрешила. Тогда он в пятницу забрал Колю из школы и поехал к Юле на работу. Дочь говорила, что ребенка от него просто невозможно было оторвать. Естественно, Коля скучал по отцу. Лазаренко, прикрываясь ребенком, остался на ночь. Но дочь сказала: «Это последний раз. Я с тобой жить не буду». После этого он забрал Колю на выходные в село. Привез его в воскресенье — и опять та же песня: на электричку не успел, поэтому останется. Они еще долго выясняли отношения.

Что будет дальше, я и не знаю. Переживаю за Юлю и Колю! Мало того что Лазаренко может оставить инвалидом или вообще убить мою дочь, так еще и внук на все это смотрит: и как они ссорятся, и как отец мать бьет. Зять еще и постоянно настраивает Колю против Юли. А это отражается на ребенке.

Я на осенние каникулы забрала Колю к себе, и он у меня спросил: «Бабушка, а какие три желания ты бы загадала, если бы знала, что они сбудутся?» Я ответила, а он и говорит: «А если бы я знал, что мои три желания сбудутся, я бы загадал, во-первых, чтобы отец маму не бил и чтобы у нас было все хорошо. Во-вторых, чтобы маме зарплату повысили, а в-третьих — чтобы на свете вообще не было бедных людей!»

* * *

Материалы по делу Владимира Лазаренко уже в суде. 11 ноября должно состояться первое судебное заседание.

Александра Денисенко, "ГАРТ" №46 (2798) от 10 ноября 2016

Теги: Владимир Лазаренко, Ольга Селюх, конфликт, Тишковка, Ичнянский район, Александра Денисенко, "ГАРТ"

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект