Мобильная версия сайта Главная страница » Новости » Город и регион » Журналист нарушил права завуча, защитившего ребенка. Считает Галина Сачивец



Журналист нарушил права завуча, защитившего ребенка. Считает Галина Сачивец

Журналист нарушил права завуча, защитившего ребенка. Считает Галина Сачивец
В ответ на материал, опубликованный на сайте Gorod.cn.ua 21 декабря на электронный адрес нашей редакции пришло письмо от завуча школы №27 Галины Сачивец. Галина считает, что данную ситуацию необходимо прояснить до конца, так как журналист подал свой материал, что называется «однобоко» и несколько заангажировано.

Текст письма:

Когда педагог,  да еще и занимающий должность замдиректора школы по воспитательной работе, в присутствии одноклассников унижает ребенка, сходившего по большой нужде в штаны, – это действительно аморально и жестоко.

Но материал, опубликованный по данному факту, должен подаваться объективно, учитывая мнение разных сторон. Поскольку автор статьи «За мелкую провинность завуч хотел выгнать ребенка из школы» подал материал однобоко, не учитывая полноценных комментариев самого завуча, то обвиняемая сторона считает нужным (и имеет на это все законные права)  написать статью-опровержение.

Почему третьеклассник ходит в штаны?

В период с 15 ноября по 7 декабря классный руководитель 3-го класса 27 школы была на курсах повышения квалификации (неделю до этого с 12 по 16 декабря педагог находился на больничном).
Во время ее отсутствия, я, Галина Сачивец, завуч школы №27, заменяла уроки в 3-ем классе. 28 ноября, во время урока английского языка, один из  учеников сходил в штаны.
– Меня не выпустила учительница, - пояснил мальчик.
К слову, учитель английского языка, утверждает, что во время урока, она не запрещает детям выходить в туалет. На следующем уроке дети начали жаловаться на резкий запах, закрывать носы и тыкать пальцами на одного из своих одноклассников.
– Прекратите, - успокоила детей. – Ну, случайно выпустил газы. С кем не бывает! Открыв двери для проветривания, продолжила занятие.
Мне и в голову не пришло, что дело не ограничилось «газами». Когда закончился урок (он был последним), мальчик странной походкой пошёл в соседний кабинет, где собираются дети, посещающие группу продленного дня.
Подойдя к воспитателю группы продленного дня (ГПД), я рассказала о случившемся. На предложение провести его домой, мальчик отреагировал категоричным отказом. Мол, боюсь.
По домашнему телефону связаться с мамой мальчишки не удалось. Ребенку нашли в школе штанишки, а воспитательница вымыла ему попу.
К маме дозвонились на мобильный. Услышав о случившемся, она ответила: «Пусть сам идет домой». Мы все же убедили ее прийти за сыном в школу. Ни трусиков, ни штанишек женщина с собой не принесла. Я и воспитатель ГПД, рассказали о случившейся ситуации классному руководителю.

История повторилась через неделю, 6 декабря.
Когда, после второго урока, я собралась вести детей в столовую, кто-то из них закричал: «Он опять наложил в штаны! Фу!». Дети начали показывать пальцами на своего одноклассника.
Ребенок забился в угол и расплакался. Он отрицал случившееся. Отведя ребенка в сторону, попыталась успокоить его. Затем достала из сумки салфетки.
– Сходи в туалет. Вернусь из столовой, и мы непременно уладим ситуацию. Но ребенок догнал нас уже в столовой и, как ни в чем не бывало, сел вместе со всеми за стол.
На следующий урок, физкультуру, я его не пустила.
– Давай отведу тебя домой, - предложила я.
– Пожалуйста, не надо. Я лучше буду ходить с какашками, - признался малыш. -  Идти домой боюсь. Там меня будут ругать.

«Идем» в семью

С третьего раза мне удалось дозвониться маме на мобильный телефон. Как выяснилось, она была вместе с младшей дочерью в поликлинике. Рассказав о случившемся, попросила срочно прийти в школу. После долгих уговоров, мама наконец-то согласилась.
Признаю, с мамой разговаривала довольно жестко. И если это напугало, приношу свои искренние извинения. Если есть такая проблема, почему она не отвела ребенка на обследование? Почему ребенок боится идти домой? И что у них вообще происходит сейчас в семье?
Почему задала последний вопрос? Дело в том, что в конце сентября мама ученика 3-го класса, в слезах обратилась за помощью в школу. Она уверяла, что ушла от своего мужа (отчима старшего сына) так как более не намерена терпеть его побои. На ее лице был синяк.

По словам матери ребенка, ее муж бьет не только ее, но и сына. Мало того, он сейчас находится в запое. Мужчина не имеет постоянной работы, перебивается подработками. Все что зарабатывает – пропивает. Мы предложили оформить им питание в школьной столовой и, если необходимо, ходатайствовать об оформлении ее и детей в социальный центр матери и ребенка.
Она ответила, что будет жить в общежитии у сестры, а к своему мужу больше не вернется. Ребенка в скором времени женщина намеревалась перевести в школу по новому месту жительства. 
При этом разговоре присутствовал классный руководитель, школьный социальный педагог и замдиректора по воспитательной работе. Странно, что классный руководитель  в разговоре с журналистом «Города» не вспомнила этой истории, ведь она не только утешала молодую женщину, а и собственноручно подписывалась под актом.

А мама своей рукой написала заявление на питание и объяснительную записку: почему она не может для оформления бесплатного питания в школьной столовой предоставить полный комплект документов. Дабы не быть голословной, сканы объяснительной и акта отправлю вместе со статьей.





Однако, вернемся в день 6 декабря.
– Где вы сейчас живете? – поинтересовалась у женщины.
– Вернулись домой, - искренне призналась мать двоих детей.
– Так муж же избивал вас и ребенка? – удивилась.
– Он исправился, - уверила меня молодая женщина.
– Пока вы не пройдете с ребенком обследование и не выясните причину, из-за которой он не может контролировать процесс опорожнения, от вас не отстану. Зная о вашей непростой семейной ситуации, вынуждена сообщить в социальную службу. Возможно, организм ребенка таким образом реагирует на стресс, - предположила я. 

Мама ушла, но через урок она вернулась со своим супругом, который на доступном языке объяснил, что я не права. По его мнению, в происшедшем с мальчиком, виновата школа!
Классному руководителю было оповещено и об этой ситуации.
На следующий день на пороге школы появилась женщина. Представившись бабушкой мальчика, она попросила  администрацию школы помочь ребенку. Рассказала нам, что до поступления во второй класс, мальчик жил у них в селе. Там ходил в школу. Потом мама решила забрать его в семью. Нормальные отношения с родной дочерью, мамой мальчика, ей поддерживать крайне сложно.
- Может она вас послушает? – предположила бабушка ребенка.

Я пообещала ей помочь разобраться в этой ситуации и дала номер своего мобильного. Поскольку школа не правомочна решать подобные вопросы, обратились за консультацией к специалистам Деснянской службы по делам детей.

По их рекомендации подготовили письма. В них мы обращаемся к официальным органам с просьбой помочь разобраться в ситуации.

Бабушка ученика позвонила мне в воскресение и оповестила о решении мамы отправить сына в село к бабушке.
– Она посадила его в автобус и, как, «бандероль» передала его нам, - рассказывала женщина. – Мама решила, что ему лучше будет жить и учиться в селе. О своем решении мама школу в известность не поставила.
А как же медицинское обследование? Как он будет учиться в селе, если все документы в нашей школе?

В понедельник утром, письма были переданы в Деснянскую службу по делам детей и Черниговский городской центр социальных служб для семьи, детей и молодежи.
Уже в самом названии статьи заложена однобокая позиция автора

В четверг, 13 декабря, в кабинет завучей вбежала классный руководитель 3-го класса.
В присутствии нескольких коллег и мамы своего ученика, (после посещения семьи специалистами социальной службы, она приняла решение перевести сына в сельскую школу и пришла написать заявление), она обвинила меня в озлобленности и желании построить карьеру на «детских трупах».
– Вы выгнали ребенка со школы! Надо, чтобы о вашей жестокости узнали журналисты!

После всего вышеизложенного, меня не удивило появление на пороге до недавно уважаемого мной журналиста.

А теперь о фактах, изложенных в статье. Само ее название подразумевает однобокую позицию автора.

У меня никак не укладывается в голове, как в таких подробностях родитель, написавший письмо в редакцию, может утверждать, что завуч, при всем классе, опозорила ребенка за «мелкую провинность»? И есть ли вообще он, родитель, написавший письмо? Пусть он скажет мне это, глядя в глаза.

Почему журналист не созвонился с бабушкой и дедушкой мальчика, хотя я несколько раз предлагала ему дать их номер телефона? Вместо него, это сделала я.
Скан письма дедушки непременно передам в редакцию вместе со статьей. Почему в беседе с мамой он не поинтересовался отчего, столкнувшись с проблемами со здоровьем ребенка, она, вместо того, чтобы оперативно отвести его к врачам, отправляет к родственникам в село?

Почему перед тем, как отправляться домой к мальчику, он не переговорил с коллегами «завуча, унизившего ребенка»?
А оказавшись вместе с мамой мальчика у них дома, ограничился опять-таки однобокой характеристикой квартиры: «Назвать условия проживания семьи в одной комнате панельного дома комфортными было, конечно, нельзя». Можно было бы упомянуть о санитарном состоянии квартиры, наличии у мальчика места для занятия уроками, пообщаться с соседями…
У меня еще много вопросов к журналисту этой статьи, который написав столь критичный материал о работе 27-й школы, даже не удосужился подписаться своим собственным именем.



Заявление дедушки, написанное в день выхода материала на Gorod.cn.ua. Родители ребенка утверждали, что дедушка с бабушкой хотят получить опеку над мальчиком, чтобы получать на него от государства 2 200 гривен в месяц... (от редакции)

А судьи кто?

За двое суток материал прочли порядка 2 тыс. пользователей ресурса, а сочли нужным его прокомментировать – более 50. Неплохой рейтинг! Браво! Безусловно, каждый имеет право на свое мнение.
Но когда в роковую пятницу около 23 часов, какой-то доброжелатель для пущей мести выложить в комментариях мои персональные данные, еще больше убедилась: к выходу материала и к глубоким комментариям под ним, имеют отношение люди, испытывающие личную неприязнь ко мне.
Но еще один вопрос: как модератор сайта пропустил такую информацию? Разве у нас нет закона, запрещающего разглашать персональные данные?

На следующий день из глубокого прошлого и из социальных сетей «всплыли» мои фотографии шестилетней давности, на которых я во время летнего отпуска отдыхаю с друзьями на природе.
Представляю, как было сложно среди нескольких сотен фотографий, на большинстве которых я нахожусь в окружении детей, выбрать «подходящие».
В какой-то период мне даже показалось: участники форума настолько увлеклись обсуждением моей персоны, что забыли об униженном мальчике. Продолжились поиски компроматов на Галину Сачивец в социальных сетях.

Но, увы и ах, кроме нескольких глупых подростковых фото и подписей под ними, в которых бдительное око заметило несколько опечаток, ничего более красочного найти не удалось.
И кто-то вспомнил: Галина Сачивец – это не только завуч школы, но и «жюрнализд, публикуемый здесь».
Неприятно читать, мягко говоря, несправедливые комментарии в адрес директора школы. Более интеллигентного и порядочного человека нужно еще поискать. Да и вообще, когда вся эта история разворачивалась, Елена Петровна лежала в больнице.

Меня активно поливают грязью. Приходится тратить уйму сил и времени на борьбу за свою репутацию.
 А знаете, даже сейчас я ни на минуту не жалею о том, что сделала. Ведь эта тяжелая для меня ситуация принесла все-таки пользу ребенку: мальчик снова вернулся в нашу школу (к слову, если здесь так ужасно, то почему мама не перевела его в другую школу). Он наконец-то прошел медкомиссию, сейчас проходит лечение на дневном стационаре. Мама старается следить за сыном.

 
23 декабря, на моей страничке на одном из социальных ресурсов попытались опубликовать следующий комментарий:
Виктория Ливанова
Галина, надеюсь вы выводы делаете из ситуации....http://www.gorod.cn.ua/news_41694.html

Действительно, благодаря этой ситуации я сделала много выводов. Искреннее вам спасибо! Правда-правда!

Великолепно понимаю ощущения своих коллег. Непросто опытным педагогам с многолетним стажем работы выполнять распоряжения 29-летнего прямолинейного завуча по воспитательной работе.
Мало того, что сама постоянно пребывает в активной деятельности, так еще и других заставляет качественно выполнять свои обязанности. Но это моя работа.
Только вот странно, почему защитив интересы ребенка, мне теперь приходится отстаивать собственные права?

Галина Сачивец

Теги: Школа №27, Галина Сачивец

Добавить в:
Армения

Стомат Гарант

ЦентрКомплект